Красивые цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

Что счастье? Чад безумной речи?

Одна минута на пути,

Где с поцелуем жадной встречи

Слилось неслышное прости?

Или оно в дожде осеннем?

В возврате дня? В смыканьи вежд?

В благах, которых мы не ценим

За неприглядность их одежд?

Ты говоришь... Вот счастья бьется

К цветку прильнувшее крыло,

Но миг — и ввысь оно взовьется

Невозвратимо и светло.

А сердцу, может быть, милейВысокомерие сознанья,

Милее мука, если в ней

Есть тонкий яд воспоминанья.
Грохочет гром,

Сверкает молния в ночи,

А на холме стоит безумец и кричит:

«Сейчас поймаю тебя в сумку,

И сверкать ты будешь в ней

Мне так хочется, чтоб стала ты моей!»
Где-то в городе идёт снег,

Превращаясь на щеках в дождь.

И не кончится никак век,

И не сменится никак вождь!
Ну, а что же с тобой приключилось,

Что с душой приключилось твоей?

Как посмел ты красавицу эту,

Драгоценную душу твою,

Отпустить, чтоб скиталась по свету,

Чтоб погибла в далеком краю?
Шахматы — это крестики-нолики Всевышнего.
Я не хочу причинять кому-либо боль. Я хочу, чтобы мне причиняли боль. Я наслаждаюсь ею. Я хочу увидеть все миры. Оранжевый — улыбки, розовый — холод, голубой — слёзы, фиолетовый — туман, красный — злость. Даже цвет боли. Я хочу все их увидеть собственными глазами. Я хочу, чтобы мне было больно по-настоящему.
Измена супружеской верности — это удовлетворенное любопытство к наслаждению, которое испытывает другой.
Она хотела заставить его войти в свою келью, но он заупрямился и остановился у порога.

— Нет, нет, — проговорил он, — филину не место в гнезде жаворонка.
Едва пчелиное гуденье замолчало,

Уж ноющий комар приблизился, звеня...

Каких обманов ты, о сердце, не прощало

Тревожной пустоте оконченного дня?

Мне нужен талый снег под желтизной огня,

Сквозь потное стекло светящего устало,

И чтобы прядь волос так близко от меня,

Так близко от меня, развившись, трепетала.

Мне надо дымных туч с померкшей высоты,

Круженья дымных туч, в которых нет былого,

Полузакрытых глаз и музыки мечты,

И музыки мечты, ещё не знавшей слова...

О, дай мне только миг, но в жизни, не во сне,

Чтоб мог я стать огнем или сгореть в огне!
Ресницы один только раз подняла —

И робко, и нежно зарделась, со мной

Нечаянно встретясь глазами...
Спроси меня: «Кто ты?!»

— Я тот ветер, что наполнит твои паруса... и долгие годы... заботою своей убережет от огня.

Спроси до чего я... пытался дойти столько лет?!

— Но я позабыл про всё... в тот миг когда с тобою, встретил первый рассвет.

Спроси меня кто же... научил тебя, так сильно любить?!

— Ты жизни дороже, ты то ради чего теперь я буду жить.

Спроси меня сколько, и как долго я буду рядом с тобой?

— Но не спрашивай никогда... Где ты? — Ведь Яяяя...

Я там, где ты смотришь в небо по ночам,

Я там, где морские волны катят к ногам,

Я там, где надежда развеет туман,

Я там, где ты перестанешь верить словам

Я там, где ты в летний зной или холод зимой...

— Я С ТОБОЙ — Я С ТОБОЙ — Я С ТОБОЙ — Я С ТОБОЙ — Я С ТОБОЙ — Я С ТОБОЙ.
Ветер утренний тронул листы,

Но Планета Любви не погасла...
Облетают последние маки,

Журавли улетают, трубя,

И природа в болезненном мраке

Не похожа сама на себя.
Если бы вы могли читать в моем сердце, открытом перед вами, вы увидели бы в нем такое горячее любопытство, что сжалились бы надо мной, и такую любовь, что вы в ту же минуту удовлетворили бы это любопытство! Не нужно опасаться тех, кто вас любит.
Каждая встреча с вами — это алмаз, который я прячу в сокровищницу моей души. Сегодняшняя встреча — четвертая драгоценность, оброненная вами и подобранная мной.
Если хаос — твоя подлинная природа, сосуд в который он заключён, должен быть совершенным и надёжно закупоренным.
Всё мнилось: стоит она

В тени — и сама, как тень,

Печальна, тиха, темна...
... Прекрасно то, что мы застали на излете. Тот эфемерный облик, в котором предстает предмет в тот миг, когда одновременно видишь красоту и смерть его.
— Ты принадлежишь мне, Скарлетт, разве ты этого не поняла? И всему миру, вот чему мы принадлежим. Мы не домоседы. Мы искатели приключений, пираты, контрабандисты. Мы можем поехать куда угодно, и если мы вместе, то все будет принадлежать нам. Но, моя любимая, мы никогда ничему не будем принадлежать. Это для других людей, а не для нас.
Я так долго искал ту руку, которую смог бы держать.
Ведь с тайной любовью не ищешь встречи, хочется только мечтать, что когда-нибудь ночью она выйдет из своей крепости и пойдет по песку, а ветер, гонясь за ней, будет заметать ее следы, что она остановится возле твоего дома, постучит в окно, войдет и начнет разматывать кинопленку, изливая в изображениях на потолке свою душу.
— Мистер Буковски, что такое любовь?

— Что? Это что-то вроде тумана утром. Когда вы просыпаетесь задолго до рассвета. Он исчезает быстро. Так и чувства сгорают.

— Правда?

— Я убежден.

— И чувства сгорают?

— Да, очень быстро. Любовь — это просто туман, который рассеивается с первым же лучом реальности.
Знаете ли вы, что это такое — летний дождь?

Это когда летнее небо взрывается чистейшей красотой и благоговейный страх охватывает душу — ей страшно чувствовать себя столь малой посреди божественной стихии, столь хрупкой, пораженной величием происходящего, ошеломленной, зачарованной и восхищенной этой вселенской мощью.

Это когда идешь-идешь по коридору и попадаешь в комнату, залитую светом. Как бы в другое измерение, с другими, вдруг постигнутыми по наитию законами. И больше нет телесной оболочки, взмывает в поднебесье душ, проникается силой воды, и в этом новом рождении грядут счастливые дни.

Наконец, летний дождь подобен очистительным слезам, обильным, крупным, бурным, уносящим с собой смуту; он выметает пыль и затхлость, освежает нас живительным дыханием.

А иной раз летний дождь проникает в нас так глубоко, что бьется в груди, точно новое сердце, в унисон с нашим прежним.
— Но для чего же тогда столько книг?

— Для того, чтобы понять эти несколько строчек...
Статистика как бикини: показывает много, но скрывает самое интересное.
Приют любви, обманщик наш:

Твоя любовь — дурной мираж,

Ночной дешёвый маскарад,

Где обмануться каждый рад!
Лжешь ты мне или говоришь правду, я все равно тебя люблю, потому что ты моя и все, что твое, то и мое тоже, и ничто в мире не сможет этого изменить.
Если ты будешь жить сто лет, то я хочу жить сто лет минус один день — не хочу прожить и дня без тебя.
Наша вчерашняя встреча была для меня квантовым переходом. Мне удалось увидеть тебя так, как будто ты существуешь только для меня, как будто тебя придумали специально для меня, как будто итальянский ресторан открыли специально для нас с тобой, как будто наш столик специально устроили так, чтобы наши колени соприкасались, как будто этот жёлтый куст женьшеня посадили исключительно для нас, двадцать лет назад, мудро прозревая тот вечер, когда мы через двадцать лет будем стоять за ним, обнявшись, и целоваться.
Нет ничего мучительнее, но и ничего блаженнее, чем после оцепенения возвратиться к жизни.
Создание, представленное очам моим, было так сверхчеловечески прекрасно, что могло быть послано лишь небом или адом. Она не была обыкновенной девушкой, созданной из персти земной и скудно освещенной изнутри мерцающим лучом человеческой души. То был ангел! Но ангел мрака, сотканный из пламени, а не из света.
Я перестал принадлежать себе. Другой конец нити, которую дьявол привязал к моим крыльям, он прикрепил к твоей ножке.
Это — любовь,

Ревущий водопад,

Раскатистый набат,

Пожар и наводненье.

Это — любовь,

Безумная мечта.

И счастлив тот,

Кто постучит в её врата.

Это — любовь,

Прекрасна и вольна:

Волшебная страна,

Безбрежные просторы.

Это — любовь,

И всё вокруг твое,

Когда открыты для тебя

Врата её!
Верни мне сердце и глаза

Я буду чувствовать и видеть ложь.

И наслаждаться и смеяться,

Пока ты к чёрту не умрешь.

Я мучаюсь из-за того, кто

И не хочет быть моим,

Сейчас в тебе лишь ложь,

А ведь когда-то, был любим...
She was like April sky

Sunrise in her eyes

Child of light, shining star

Fire in her heart

Brightest day, melting (snow)

Breaking through the chill

October and April

He was like frozen sky

In October night

Darkest cloud in the storm

Raining from his heart

Coldest snow, deepest chill

Tearing down his will

October and April

Она была апрельским небом,

В её глазах горел свет утренней зари.Дочь света, сияющая звезда,

В её сердце разгоралось пламя.

Ярчайший день и таянье снегов,

Мороз, пробирающий до костей,

Октябрь и апрель…

Он был морозным небом

В октябрьской ночи.

Темнейшая туча в грозовом фронте

Проливалась дождём из его сердца…

Самый холодный снег, самый ледяной мороз,

Разрывал его волю.

Октябрь и апрель…
Лучшее здесь на земле. Мы останемся среди людей,

Презирающих дух и духовное вместе.

Где любить разрешается только единственный день,

Посреди темноты и мерцающей смерти.
Есть горячее солнце, наивные дети,

Драгоценная радость мелодий и книг.

Если нет — то ведь были, ведь были на свете

И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ...
В тишине непереходной

Чуть шуршат жуки травой.Хорошо на мох холодный

Лечь усталой головой!
Если лучшие будут бросаться в пролёты,

Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!

Полюби безотчётную радость полёта...

Разверни свою душу до полных границ.
Есть ещё острова одиночества мысли

Будь умён и не бойся на них отдыхать.

Там обрывы над тёмной водою нависли —

Можешь думать... и камешки в воду бросать...