Красивые цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

... А я теперь буду знать, что если идёт пушистый снег — значит, это Эдвард вытачивает прекрасные фигуры, фигуры неописуемой красоты — как и его душа
Ты когда-нибудь замечала, что закат намного красивее, если любуешься им с дорогим тебе человеком?
Пусть будет так, как если бы я был с тобой.
— Это дерево многое помнит, а, Элли?

— Конечно. Я проезжала мимо дуба, когда направлялась к тебе. Ты не забыл день, который мы провели под ним?

— Нет.

— Часто вспоминаешь?

— Иногда. Когда работаю поблизости. Я ведь купил этот участок.

— Купил?!

— Просто не мог позволить, чтобы в один прекрасный день кто-то срубил наш дуб и наделал из него кухонных шкафчиков.
Они увидят, как я тебя люблю, и сразу поймут, что тронуть меня это всё равно что сунуть руку в котёл с расплавленным свинцом.
Я тот, чей взор надежду губит;

Я тот, кого никто не любит;

Я бич рабов моих земных,

Я царь познанья и свободы,

Я враг небес, я зло природы,

И, видишь, — я у ног твоих!
И хотя я старался не думать о К. , моя любовь настойчиво впивалась когтями в моё сердце. Я целовал ветер, дувший в её сторону. Я произносил её имя, когда был один.
— Однажды я проснулась и поняла, что знаю.

— Знаешь что?

— Того, что с тобой наверняка не знала.
А когда я вернусь, то сяду к тебе на колени, положу руки тебе на плечи и буду целовать твоё лицо. Сантиметр за сантиметром.
Я сидел в тишине и слушал, как стучит моё сердце. Словно для него время идёт по-другому. Торопится. Будто часовой механизм у бомбы, заложенной под зданием мира.
Временами я беру с полки ту или иную книгу и наугад прочитываю из неё страничку другую. В конце концов, чтение является таким же проявлением заботы, как дружеская беседа. Пусть эти книги недостаточно стары для того, чтобы цениться исключительно за свой возраст, и не настолько значительны, чтобы привлечь внимание коллекционеров, но мне нравится за ними ухаживать, даже если их содержание так же уныло и пресно, как их внешний вид. Каким бы скучным ни был прочитанный мною отрывок, он никогда не оставляет меня равнодушной, – ведь кто то ныне покойный в своё время считал эти слова достойными того, чтобы сохранить их для потомков.
Если душа человекаморе, его воды должны быть спокойны. Если давать имя тому, что тревожит морскую гладь, возможно, это были бы счастье и гнев. Нет. Такие слова слишком поверхностны, чтобы описать это море. Чтобы узнать, что таится в его глубинах, нужно заставить себя открыть глаза и пробиваться ниже и ниже сквозь толщу ледяной воды. Чтобы понять себя, даже если у моря не будет дна.
И она думает о времени, когда жил Иоганн Себастьян Бах и когда музыка походила на розы, расцветшие на огромной снежной пустыне молчания.
Знаешь, как я сейчас представляю себе рай? Закрыться на несколько месяцев в спальне с наглухо задернутыми шторами, свернуться калачиком в постели и накрыть голову подушкой, чтобы никто не слышал, как я всхлипываю.
Напиши мне, что у тебя все хорошо, или я сама приеду в этом убедиться. Это не угроза, это обещание.
Облака в небо спрятались,

Звёзды пьяные смотрят вниз

И в дебри сказочной тайги

Падают они.
Многие тени усопших заняты только тем, что лижут воды реки мёртвых, так как текут они от нас и сохраняют ещё солёный привкус наших морей. Река вздымается от отвращения, устремляется вспять и выносит их в этом отливе снова в жизнь. Они же, счастливые, поют гимны благодарения, ластясь к возмущённой реке.
Совершенство непривлекательно, по крайней мере, меня оно никогда не привлекало; привлекательно лишь совершенное наполовину: некая незавершенность, какой-нибудь, например, шрам. Совершенство абсолютно, поэтому по сути своей уже мертво.
Ты правда думаешь, что любовь может пугать так сильно, что вынуждает бежать прочь?
Она — отражение звезд в бокале шампанского июльской ночью. Она — солнечный удар, полученный в январе. Она — шуршание золотых листьев под ногами в осеннем саду. Она — первое мая... Ха, точно, я обожаю первое мая...
Пойдём в эту теплую осень, в туман,

В город, усыпанный листьями, в море огней

Показывал зарево в звездах небесный экран,

Пока жизнь приятна, давай насладимся ей.
Каждые семь лет наш организм меняется, каждая его клетка обновляется. Каждые семь лет мы исчезаем.
Его ладонь у меня на шее. Я таю под его рукой. Поглаживаю его по спине. Прижимаюсь еще сильнее, но мне этого мало. Я мечтаю забраться внутрь него. Жить в нем. Быть им.
— Наверное, влюблённым и не положено глядеть на землю. Эта история символическая, а земля олицетворяет собой реальность, с её несчастьями, случайными болезнями, смертью, убийствами и всяческими трагедиями. Влюблённым положено смотреть в небеса, там их прекрасным иллюзиям ничего не грозит.
– Мне что-то попало в глаз.

– Плохо дело. В левый или в правый?

– Сейчас соображу. «Господи,– подумал я, где она была все годы, чтобы отозваться на такой банальный трюк?» Я наклонился, чтобы всмотреться в ее глаза, которые были в десяти дюймах от меня, а она всмотрелась в мои.

– Я вижу,– сказала она.

– Да? Что же это?

– Я. В обоих глазах. И вытащить меня нельзя.
Шляпа — это как линия женского бедра.

(Шляпа — как линия бедра молодой девушки.)
Люди могут закрыть глаза и не видеть величия, ужаса, красоты, и заткнуть уши, и не слышать людей или слов. Но они не могут не поддаться аромату. Ибо аромат — это брат дыхания. С ароматом он войдет в людей, и они не смогут от него защититься, если захотят жить. А аромат проникает в самую глубину, прямо в сердце, и там выносит категорическое суждение о симпатии и презрении, об отвращении и влечении, о любви и ненависти. Кто владеет запахом, тот владеет сердцами людей.
Ах! что изгнанье, заточенье!

Захочет — выручит судьба!

Что враг! — возможно примиренье,

Возможна равная борьба;

Как гнев его ни беспределен,

Он промахнется в добрый час...

Но той руки удар смертелен,

Которая ласкала нас!..
Я сделала тебе больно... Прости! Не знаю, почему я так долго притворялась, что мне все равно... Наверное, боялась именно этого — боли... Но я люблю тебя! Я неизлечимо влюблена в тебя! И мне плевать, что поезд уже ушел, я все равно тебе признаюсь...
И ничто не сможет сравниться с тем моментом, с тем невероятным чувством, когда он взглянул на меня, и я снова ощутила себя живой.
Сменилось время года. И вот уже зима. Снег вроде бы я вижу впервые, но такое чувство, что это что-то прежде знакомое мне. Зимой светает поздно. Даже когда уходишь из дома, на улице все еще темно. Когда она влезает в свое тяжелое пальто, то становится похожей на большую кошку. Она, окутанная запахом снега, её тонкие замерзшие пальцы, шум черных туч, плывущих высоко в небе. Её душа, мои чувства, наша комната... Снег поглощает все звуки, но только звук электрички, на которой она уехала, доносится до моих настороженных ушей. Я и, наверное, она.. и этот мир.. Кажется, мы любим его!..
Спать бы с тобой у реки,

Петь бы тебе без конца,

Лечь и примять васильки,

Нежно касаясь лица.