Грустные цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

Когда-нибудь я буду смеяться, вспоминая об этом. Когда пройдут шок, испуг, горечь и обида. Когда-нибудь. В следующей жизни, наверное.
Что-то начинается, чтобы прийти к концу: приключение не терпит длительности, его смысл в его погибели. Каждое мгновение наступает лишь затем, чтобы потянуть за собой те, что следуют за ним.
Даже если сейчас всё хорошо, всегда есть тоска по утраченному.

Она в душе.
Я не хочу вспоминать то, что было — это больно... Больно, понимаешь?

Больно потому, что полностью отдался этому и утонул.
Зачем ты делаешь больно тем, кто тебя любит? Они ведь беззащитны из-за любви к тебе.
Жизнь — это не песня, моя милая. Однажды, к скорби своей, ты это узнаешь.
Вот и весь прикол — танец или смерть,

Или я спасен, или мне гореть.

На моем пути черная дыра,

У моей мечты выцвели глаза.
С первым бокалом человек пьёт вино, со вторым — вино пьёт вино, а с третьим — вино пьёт человека.
Человек умирает столько раз, сколько теряет своих близких.

Homo toties mortitur, quoties ammitit suos.
... поверь мне, горестно и мучительно видеть любовь, которой из-за тебя суждено остаться безответной.
Люди — как цветы.

Одни растут среди пыли и асфальта и стараются быть на них похожими.

Они даже не стремятся узнать, что такое ласка солнца и свежесть дождя.

Они увядают незрелыми бутонами.
Погода что-то портится,

тусклее как-то свет.

Во что-то верить хочется,

да образцов все нет.
В течение всей своей жизни мы коллекционируем людей, чтобы в старости вспоминать о них и рушить, нет, просто громить миф о том, что слёзы когда-нибудь заканчиваются!
Моя жизнь стала похожа на толстый фотоальбом с чёрно-белыми фотографиями. Всё одинаковое, скучное и безразличное…
— Ты пришла...

— Как ты мог так поступить со мной, Чак?

— Прости, что разрушил твои попытки стать принцессой. Но, давай посмотрим правде в лицо: ты никогда не собиралась доводить это до конца.

— Чак...

— Ты нужна мне, Блэр, как никогда прежде. Все, что я знал о своем отце, все, что я думал, кем хотел быть, кем должен был стать, все это было основано на лжи. Единственное, что когда либо было реально — это Ты и Я, и ты знаешь это. Вот почему ты вернулась.

— Луи попросил выйти меня за него замуж...

— Ты никогда не выйдешь за другого, ты моя!

— Я хотела быть твоей, я хотела этого так сильно, но... больше не хочу...

— Ты моя, Блэр!

— Перестань, Чак! Я сказала все кончено!

— Нет!
Капли с неба, капли на козырек и плечи.

Я шёл по старым переулкам в дождливый московский вечер,

Дым последней сигареты уносился вдаль,

Я шёл, мечтал, что он унесёт мою печаль.

Но, увы, дым уносил мечты, открывая раны

От потерь и от любви, я закрывал глаза

И видел тех, кого в пути терял...
О! только выслушай, молю, —

Я раб твой, — я тебя люблю!

Лишь только я тебя увидел —

И тайно вдруг возненавиделБессмертие и власть мою.

Я позавидовал невольно

Неполной радости земной;

Не жить, как ты, мне стало больно,

И страшно — розно жить с тобой.

В бескровном сердце луч нежданный

Опять затеплился живей,

И грусть на дне старинной раны

Зашевелилася, как змей.

Что без тебя мне эта вечность?

Моих владений бесконечность?

Пустые звучные слова,

Обширный храм — без божества!
Лето пришло. Какая разницалето или нет? Вот быть невидимой точно бесполезно. Люди проходят насквозь. Какое бы ни было время года….
Тесс, у меня такое ощущение, словно самое главное в твоей жизни происходит без меня. И это очень больно.
Я жива. Отпустила прошлое и не заметила как. Защитная реакция психики? Если бы не отпустила, то погибла бы под его обломками. Теперь во мне пустота. Чувства высохли, эмоции раскрошились, обиды потрескались. Ничего не чувствую. Из-за внутренней пустоты мне постоянно холодно, руки мёрзнут даже в тёплую погоду.
Интересно, почему по телику и в журналах любовь всегда пушистая и светится счастьем? Так почему же моя любовь такая грустная и ничтожная?...
Я испытываю внутреннюю опустошённость... Я ничего не испытываю... Я опустошен... Внутри... Меня поместили в изолятор. В одиночку. Клетка. Окно зарешечено. Только одна кровать и всё.
Это мой район. Это моя улица. Это моя жена. Мне 42 года, и меньше, чем через год, я буду мертв... Конечно, я этого пока не знаю. И, в каком-то смысле, я уже мертв.
Ведь так страшно умирать, зная, что о тебе так никто и не вспомнит...
Потерять любимую и всё, что было сделано, — это как будто немного умереть.
— Я люблю тебя, Декстер, очень люблю, но ты мне больше не нравишься...
Талант... Все или ненавидят, или любят, или проклинают других за это. И в конце они все тихо стремятся уйти. Было грустно. Я хотел, чтобы всё это закончилось. Вот почему я пытался тянуть её к себе. Я знаю. Я смотрел на неё, как на спасительницу... А она так сильно страдала... Я самый худший.
Настало седое утро; когда мы вступали на фронт, было еще лето, и нас было сто пятьдесят человек. Сейчас мы зябнем, на дворе осень, шуршат листья, в воздух устало вспархивают голоса: «Первый-второй-третий-четвертый...» На тридцать втором перекличка умолкает. Молчание длится долго, наконец голос ротного прерывает его вопросом: «Больше никого?» Он выжидает, затем говорит тихо: «Повзводно... — но обрывает себя и лишь с трудом заканчивает: — Вторая рота... — и через силу: — Вторая рота — шагом марш! Идти вольно!»

Навстречу утру бредет лишь одна колонна по двое, всего лишь одна коротенькая колонна.

Тридцать два человека.
— Ступайте прочь! Прочь от меня! Уходите, слышите? Я не желаю вас больше видеть. Никогда. Я буду счастлива, если вас разорвет снарядом! На тысячи кусков! Я...

— Не утруждайте себя подробностями. Основная мысль ваша мне ясна.
Счастье мое, почему ты грустишь?

Прячешь лицо и молчишь, и молчишь...
Угнетать ближнего куда легче, если ничего не знаешь о нем. Совесть тогда не мучает...
Я пишу иначе, чем говорю, говорю иначе, чем думаю, думаю иначе, чем должен думать, и так до самых темных глубин.
Постепенно я привык считать свою жизнь несбывшимся обещанием, но в глубине души подозревал, что несбывшимся обещанием оказался я сам.
Странно, когда кто-то вдруг появляется в твоей жизни, оставляет в ней яркий след и также внезапно исчезает навсегда.
Да не робей за отчизну любезную...

Вынес достаточно русский народ,

Вынес и эту дорогу железную -

Вынесет всё, что господь ни пошлет!

Вынесет всё — и широкую, ясную

Грудью дорогу проложит себе.

Жаль только — жить в эту пору прекрасную

Уж не придется — ни мне, ни тебе.
Слёзы — кровотечение души: спотыкаешься и падаешь в коридоре — идёт кровь из носа; спотыкаешься и падаешь в жизни — льются слёзы.