Грустные цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

Хоть греет мне сердце ласка друзей

И лучших не встречу я никогда,

Вскочить бы в поезд — неважно чей,

Уехать — не всё ли равно куда!
Вот женщина: пробор и платья вырез милый.

Нам кажется, что с ней при жизни мы в раю.

Но с помощью ее невидимые силы

Замысливают боль, лелея смерть твою.

Иначе было им к тебе не подступиться,

И ты прожить всю жизнь в неведении мог.

А так любая вещь: заколка, рукавица -

Вливают в сердце яд и мучат, как ожог.

<...>

Не спрашивай с нее: она не виновата,

Своих не слышит слов, не знает, что творит,

Умна она, добра, и зла, и глуповата,

И нравится себе, и в зеркальце глядит.
— У меня никто не спросил, хочу ли я такой жизни.

— Этим ты ничем не отличаешься от всех других – Узловых, рядовых сновидцев, просто людей, животных, птиц, рыб, растений… Мы не выбираем, кем родиться. Мы приходим в этот мир и живем в соответствии со своим призванием.
Мне опостыло жить вдали от берегов,

среди почти чужих людей, но поневоле

я приспосабливаюсь к их смиренной доле.

Здесь хорошо, здесь есть друзья и нет врагов,

но тяготит печать бессилия и боли

и горек прошлого неутолимый зов.

Я поселился здесь, от жизни в стороне,

о, море недоступное, нет горшей муки,

чем смерти ожидать с самим собой в разлуке.

О, свет разъединенья, пляшущий в окне…

Зачем губить себя в отчаянье и скуке?

От самого себя куда деваться мне?
Никто не предупреждает, как трудно растить дочерей. Надеешься, что все будет прекрасно, как в книжке, а они только и знают, что грызутся между собой.
— Вы просто не нашли нужного человека, Мистер Барроу. Но я уверена, что друзья ждут вас, и новая работа в новом доме поможет вам отыскать их.

— Знаете, Миссис Хьюз... Это первое место, где я смог пустить корни.
Что ты умрешь — ужели вправду?

Кто доказал?

Чужие руки прикоснутся

К твоим глазам.

И не польется свет оттуда

И не туда,

Лишь тихо шепчется с землею

Твоя руда.

А смерть подкинет на колене

Шаль иль платок

И вот — ко всем тебя привяжет,

Вонзив крючок.
Ты хочешь уничтожить Готэм?! За слабость и страх? За неудачи?! Я есть и Готэм. Тебе придётся убить меня.
Когда лишаешься всего, любая мелочь, напоминающая нам о счастливом прошлом, может оказаться чрезвычайно ценной и необходимой.
Как не хандрить?.. когда тихая стая

Неповторимых созвездий

Медлит над нами — а мы, отлетая,

Так и остались на месте...

Всё, как и было, и каждый, кто ныне

Жив ещё, рядит и судит -

А через миг его нет и в помине,

Да ведь людей не убудет.

Тошно в театрик такой захудалый

Ради пустой оперетты

И неумелой игры в идеалы

Жизнью платить за билеты...
Сексуальная революция пожирает наших детей. Статистика абортов, разводов, падения рождаемости, неполных семей, самоубийств среди подростков, криминализации школ, наркомании, педофилии, рукоприкладства в браке, тяжких преступлений, заболеваемости раком, внебрачного сожительства и падения образованности показывает, насколько глубок кризис в обществе, пораженном культурной революцией. Пустые детские и битком набитые приемные психоаналитиков свидетельствуют о том, что у нас далеко не всё в порядке. И, распространяясь, эта зараза тащит в могилу всю нашу цивилизацию.
Никто не виноват,

Что облетает сад,

Что подмерзают лужи,

Что город мрачноват,

А дальше будет хуже.

Никто не виноват,

Что в Альпах камнепад,

В Японии — цунами,

Что плачет стар и млад,

И страшно временами.

<...>

Что нам никто не рад

В созвездии Плеяд,

Что, если б мы узнали,

Что кто-то виноват,

Счастливей бы не стали.
Бывают дни, когда душа пуста:

Ни мыслей нет, ни чувств, молчат уста,

Равно печаль и радости постылы,

И в теле лень, и двигаться нет силы.

Напрасно ищешь, чем бы ум занять, -

Противно видеть, слышать, понимать,

И только бесконечно давит скука,

И кажется, что жить — такая мука!

Куда бежать? чем облегчить бы грудь?

Вот ночи ждешь — в постель! скорей заснуть!

И хорошо, что стало все беззвучно...

А сон нейдёт, а тьма томит докучно!
Дважды жизнь моя кончилась — раньше конца;

Остается теперь открыть -

Вместит ли Вечность сама

Третье такое событье,

Огромное — не представить себе -

В бездне теряется взгляд.Разлука — всё — чем богато небо,

И всё — что придумал ад.

My life closed twice before its close;

It yet remains to see

If Immortality unveil

A third event to me,

So huge, so hopeless to conceive

As these that twice befell.

Parting is all we know of heaven,

And all we need of hell.
Мы прибыли со всего мира. Многие из нас думали, что эта война станет нашим большим приключением, ритуалом взросления. Я скажу так: никакое это не приключение. Вместо них мы нашли страх, а уравнивает его на войне только смерть.
Твоя любовь напоминает яд,

Я не живу, а тихо умираю...

Я больше не хочу тебя любить,

И оставаться там,

Где крылья оборвали.
И я всё... Я еду домой, навсегда... Нет, мне просто повезло... А ему нет... Рон не вернётся... Я так тебя люблю!
Опять приду на этот хмурый берег

И хижину поставлю у воды,

Так, чтобы водоросли — знак беды -

Чуть-чуть моей не достигали двери,

Так, чтоб исчезла боль моей потери,

Прозренье унесло её следы.

Здесь будут мысли ясны и тверды,

Лишь здесь познаю счастье в полной мере.Любовь из глаз твоих ушла мгновенно,

Не помнят нежных слов твои уста;

Миг — и исчезнет вкупе с тем, что тленно,

Полунапевность, полунемота.

Зато всё те же скалы в буйстве пены

Увижу там, где юность прожита.
Когда слышишь и знаешь,

Что слова утешенья,

Тебе говорят просто так,

Чтоб молчанье прервать,—

О, как горько бывает в такие минуты!
Невозможно держать в себе столько дерьма и не стать его частью.
Она сделала всё... Но иногда всё — не значит достаточно.
Сколько людей гибнут зря на поле боя. Там нет красивых историй. Нет и героев.
Люди мечтают о всякой ерунде. Они мечтают о квартирах, о холодильниках, домашних туфлях, и вот все, все, все мечтают иметь собственные автомашины! Они забыли про звезды, бедняги!
... полная обреченность и невозможность изменить что-либо. Так, наверное, чувствует себя шахтер под завалом.
Что я сделал за сегодняшний день? Что я сделал за год? За пять лет? Кому стало лучше от моих усилий? Хотя бы даже мне?
— Конечно, я помню капитана Бенвика. Он помолвлен с сестрой Харвила.

— Она умерла прошлым летом, пока Бенвик был в Кейпе.

— О нет. Какой ужас.

— Да. 5 лет они ждали состояния, которое удовлетворило бы её семью. Сейчас у него оно есть, но, к сожалению, уже слишком поздно.
Так бывает довольно часто: боль возникает из ниоткуда.
Лети, добрый, нежный человек.

Куда лететь? В поднебесную страну?

И сердце моё тоже летит ввысь.

Летит, словно дым от сигареты.

Лети, печальный, одинокий человек.

Куда лететь? В бездну, которой нет конца?Лицо незримое, сокрытое загадкой,

тебя по твоему голосу певучему лишь знаю.

Безграничный, словно сон, что вижу днём.

летишь ты к небу, что незримо глазу.
Нет того, чтобы враг забрал, враг устроил из благ завал,

Получил сатанинский бал из детей нулевых.
Временами хандра заедает матросов,

И они ради праздной забавы тогда

Ловят птиц океана, больших альбатросов,

Провожающих в бурной дороге суда.

Грубо кинут на палубу, жертва насилья,

Опозоренный царь высоты голубой,

Опустив исполинские белые крылья,

Он, как вёсла, их тяжко влачит за собой.

Лишь недавно прекрасный, взвивавшийся к тучам,

Стал таким он бессильным, нелепым, смешным!

Тот дымит ему в клюв табачищем вонючим,

Тот, глумясь, ковыляет вприпрыжку за ним.
Да,Ты была основой всего,

Никогда не будет другой такой, нет.

Я следовал за тобой, такой очарованный и зависимый,

Я никогда не отпускал тебя.

А затем пришла грусть, после — болезнь,

А затем и шок от того, как ты используешь меня.

Я был так пуст, ужасен, так напуган,

Я не мог позволить себе понять то,

Что меня никогда было не удержать, не оставить позади,

Нет, я держусь.

Зацени репутацию, да, ты хорошо знаешь мой источник,

Забудь об остальных, пусть узнают тот ад, через который

Я прошел и вернулся, сумев не продать все же свою душу,

Уважал лучших, но и они потерпели крах.

И пусть остальное станет историей, которую расскажут,

О том, что я говорил...

Yeah, yo

You were that foundation

never gonna be another one, no.

I followed, so taken, so conditioned,

I could never let go.

Then sorrow, then sickness,

Then the shock when you flip it on me

So hollow, so vicious, so afraid

I couldn't let myself see

That I could never be held, back or up,

no, I hold myself.

Check the rep, yep, you know my mine well.

Forget the rest, let them know my hell.

There and back, yet my soul ain't sell.

Kept respect up the best they fell.

Let the rest be the tale they tell,

that I was there saying...
Пустил чёрта себе на спину, придётся его тащить.
Ночь за ночью, день за днем — один,

Сам себе слуга и господин,

А года уходят в никуда...
Я попал в спектакль,

Где все вокруг против,

Я не верю ни одному их жесту.Истина в алкоголе или всё дело в наркотиках?

Но хочется оторваться от этого злого места.

Приступы страха,

Приступы бессильной злобы,Лето как анестезия – снимается осенью,Ты снова один в этом подлом городе,

Где все, испугавшись, друг друга бросили.
It would make a prison of my life,

If you become another's wife.

Моя жизнь станет тюрьмой,

Если ты станешь чужой женой...
Mama, now I'm coming home,

I'm not all you wished of me.

A mother's love for her son

Spoken, help me be.

I took your love for granted,

Not a thing you said to me.

I needed your arms to welcome me,

But, a cold stone's all I see.

Мама, вот я и дома,

Такой ли, как ты ждала?

Но материнская любовьЖизнь прожить помогла.

По достоинству я не ценил

Твою любовь, твои слова,

Я ждал приветственных объятий,

Но могильный камень — всё, что я вижу..
Лето — это всего лишь невыполненное обещание весны, подделка вместо тех тёплых блаженных ночей, о которых мечтаешь в апреле.
Счастье и стекло, как же они бьются легко.

Glück und Glas, wie leicht bricht das.
А может вторых половинок для таких, как я, просто не существует...
Я привык не радоваться Рождеству. Каждый раз, когда я вижу пестрые огни, сердце ноет. Как будто меня спрашивают: «Тебе есть куда идти?» или «Ты счастлив?»