Цитаты и высказывания из мультфильма Зверопой / Sing

Знаешь, почему хорошо оказаться на самом дне? Оттуда только один путь — наверх, к славе.
— Ты на самом дне, дружище.

— Да, а знаешь почему хорошо иногда оказаться на дне? Оттуда всего один выход: только наверх!
— Я хочу, чтобы вы добавили кое-какую информацию на наши рекламные флаеры.

— Да, сэр.

— Победитель музыкальной битвы получит главный приз в размере... 935 долларов?.. Хм, маловато будет.
— Мой отец, когда узнал про нашу встречу, сразу такой: «Эдди, скажи этой коале, что больше он от меня денег на свое шоу не получит!».

— Твой отец прав, но проблема была в самом репертуаре. Страстные страсти, «Унесенные ураганом» — да никто уже не хочет это смотреть. Знаешь, что я сделаю?

— Утопишься?
— Может, пойдем в другое место?

— А ты поесть не хочешь?

— Хочу, но здесь же цены сумасшедшие.

— Да, знаю, поэтому я принес сэндвичи.

— Эээ... нельзя со своей едой...
— Я сварила вам кофе.

— Да, и где же он?

— О, я захотела пить, пока понималась по лестнице.
— Твоя бабушка еще жива?

— О, да!

— Ого, и она богата, верно?

— Еще бы. Но лучше держись от нее подальше. Бр-р-р, она та еще овца.
Просто начни петь! Делай то, что любишь и все получится.
— Бастер Мун — мы встречались у Эдди на выпускном.

— О, какая радость. Ко мне пришел мой никчемный внучек и его гнусный театральный дружок.

— Ух ты! Она меня помнит!
Все кончено! Они сказали, что я твердолобый эго-маньяк. А я даже не знаю, что это значит!
— Эй, а чего ты ждала? Тебя постоянно нет дома.

— Я старалась ради нас! Ёж-потаскун!
— Мина, хочешь участвовать в шоу?

— Правда!? Ну, конечно...

— Отлично!

— То есть, нет.

— Что?

— Т-то есть, да, я хочу петь, но понимаете, я так нервничаю, что я... я... я просто не могу. То есть, я бы с удовольствием, но я... Нет, я... нет...

— В целом, ответ положительный.
— Волнуешься?

— Издеваешься? Ахахаха! Да я просто в ужасе!
Публика в восторге, несмотря на то, что недавно Мун разнес тут все. С другой стороны — на кого из нас театр не падал?
— Огонь давным-давно потух. Послушай, я даже шаги считать забываю.

— О, шаги-шмаги! Она поет слишком много от головы. Забудь про шаги, просто дай музыке охватить твое тело.
— Я вам тортик испекла, так как знаю, что вам грустно и вы боитесь все начать заново.

— Да, я боюсь. Я боюсь того, что все написанное — правда, что моя жизнь сложилась именно так и я не тот, кем хотел видеть меня мой отец. Я подвел его.
Я должен вам сказать, что публики у нас набралось немного, но знаете что? Это неважно. Совершенно. Ведь сегодня — наш вечер. И что бы ни случилось, хочу, чтобы вы знали, как я горд работать вместе с вами.
— Ты знаешь, что это?

— Ээ, это ведро.

— А знаешь, зачем мне это ведро?

— Потому что крыша течет.

— Нет, вот ведро для крыши. А это ведро принадлежало моему отцу. Каждый день, тридцать лет подряд он надрывал свой хвост и мыл машины, чтобы купить этот театр. Каждый день, Эдди, ради меня.

— Ого, клевый у тебя был старик.
Вот он — тот самый момент, когда обычный парнишка влюбился в театр и во все, что с ним связано: огни рампы, занавес, даже запах. Ему было всего шесть лет, а его планы стать первой коалой в космосе рассыпались, как карточный домик. Одни говорили, что ему суждено вырасти в величайшего шоумена своего времени, другие называли его провидцем и новатором, третьи же утверждали, что он настолько же сумасшедший, насколько и упрямец. Но, поверьте, творить настоящие чудеса — не так-то просто. В любом случае, ни у кого не возникало сомнений, что имя Бастера Муна войдет в историю индустрии развлечений. Я в этом уверен, потому что я и есть тот самый Бастер.