Цитаты и высказывания из мультфильма Рик и Морти / Rick and Morty

— Рик, светящимся булыжникам не место в кухонной мусорке!

— А твоим безработным генам не место в моих внуках, Джери, но жизнь полна поблажек...
Слушайте: я знаю, что вы во многом очень не похожи. Но вы должны понять, что с точки зрения дедушки... вы оба — куски говна.
— Чего вообще такого особенного в этих семенах?

— Ты задаешь слишком много вопросов, Морти. Это не харизматично. Так ты выглядишь какой-то тряпкой.
— Ты плачешь?

— Нет, у меня просто аллергия на гавнюков.
— Как ты всегда говорил: «Думай только о себе».

— Вот и подумай обо мне, говнюк.
— Пап, я не отдам тебе свой телефон!

— Давай его сюда, Саммер, или я зарегистрируюсь на Facebook.
— Всё в порядке! По телеку говорят, что не о чем беспокоиться!

(по телевизору):

— Гигантский голый небесный Санта взорвался. Кровь и куски внутренностей завалили всю страну. Всё в порядке.
— А что будет с реальностью, где мы всех убили?

— А что будет с реальностью, где Гитлер вылечил рак? Ответ — просто не думай о этом, Морти.
Я уверен, что тебе это нравится, Морти! Это, наверное, лучший день в твоей жизни! Ты, должно быть, стал мэром города под названием «А я тебе говорил»!
— Где секс-робот, Морти?

— Это и есть Гвэндолин... то есть робот. Она начала пищать, а потом трансформировалась и пыталась улететь.

— Странно, обычно так мужики делают.
И ещё, пап, стучись в следующий раз, ладно? В смысле, я тут сижу, с компьютером, мне 14... понимаешь?
— С точки зрения традиций, научные выставки предназначены для отцов и сыновей.

— Ну а с научной точки зрения, традиции предназначены для идиотов.
— Ого, где это мы, Рик?

— Морти, помнишь, 8 секунд назад ты спросил: «Внутрь чего?», и я сказал: «Внутрь аккумулятора»? Потом мы оказались здесь, и я НЕ сказал: «Ого, как неожиданно! Я совсем этого не ожидал, Морти, что за путаница?!»...

— Ладно, мы внутри аккумулятора, я понял, не подкалывай.
Не оскорбляй моего отца! Он причина того, что наши дети тупые только наполовину!
Нельзя заставить людей любить тебя. Нужно просто подождать, пока им надоест тебя ненавидеть.
— Чем занимаешься? Смотришь телевизор? В телефоне зависаешь?

— Ты серьёзно спрашиваешь?

— Пытаюсь начать беседу.

— Да? И как же это поможет начать со мной беседу? Я могу ничего не говорить, общаться с сарказмом или рявкать «да» как дрессированное животное. Это не беседа! Ты держишь меня в словесном плену!
Знаешь, что я думаю о школе, Джери? Это пустая трата времени. Кучка людей бегает туда-сюда, натыкается друг на друга, какой-то чувак стоит впереди и говорит: «Два плюс два...» и люди сзади говорят: «Четыре». А потом звенит звонок, тебе дают пакет молока и бумажку, на которой написано, что ты можешь пойти посрать или типа того. Я к тому, что это не место для умных людей, Джери.
— Знаешь, я никого не хочу убивать.

— Это всего лишь роботы, Морти! В роботов можно стрелять.

[Морти стреляет в ногу]

[— Он отстрелил мне ногу!

— Глен истекает кровью! Срочно оповестите его жену и детей!]

— Они не роботы, Рик!

— Это было образное выражение, Морти. Они бюрократы. Я их не уважаю.
Хочешь слышать приятные слова? Встречайся с лингвистом!
Никто не существует по определенной причине, никто ни к чему не привязан, все однажды умрут, пойдем посмотрим телек.
Послушай, Морти, я не хочу тебя расстраивать, но то, что люди называют любовью — это просто химическая реакция, принуждающая животных размножаться. Поначалу это сильное чувство, Морти, но потом оно медленно слабеет, оставляя тебя в неудавшемся браке без копейки в кармане. Так было у меня, так будет у твоих родителей. Разорви порочный круг, Морти, будь выше этого, займись наукой.
— У тебя случайно не найдётся каких-нибудь крутых научных штук, которые ты мог бы на скорую собрать, чтобы сделать этого пса посмышлённее?

— Я всегда считал, что весь смысл заводить собаку состоит в том, чтобы чувствовать превосходство.
— Тебе надо направить энергию в другое русло. Вот как насчёт танцев? Ты хочешь научиться танцевать?

— Я хотел бы станцевать... на могилах своих врагов!
— Мой сын собирается захватить планету, а я слишком молод, чтобы водить. Поможешь мне вернуть его?

— Наверное, Морти, наверное. Но сначала глубокий глоток из большого стакана «я же тебе говорил».
Все в этой комнате должны знать две вещи: никогда не предавайте меня и пора валить!
— У меня теперь новая фразочка!

— Правда? И какая же, Рик?

— «Я люблю своих внучат». Обманочка! Фиг там! Моя новая фраза — это «Мне на всё по*уй!»
Мне нравится быть в той комнате, запертым от всего мира. Только в такие моменты я могу думать и чувствовать.
— Джерри! Слава Богу!

— Богу? Бог превращает всех людей в монстров, а я забиваю их до смерти. Слава мне.

— Слава тебе, Джерри! Слава!
— Зачем так напрягаться, Джерри?

— Жизнь — это напряжение! И меня остановит только гроб!
— Может, остановимся? Ты выпьешь кофе, или мы плеснём воды тебе на лицо...

— Не-не, если бы я хотела быть трезвой, я б не пила.
— То есть целая планета вырабатывает для тебя электричество? Это же рабство!

— Это общество. Они работают друг на друга, зарабатывают деньги, строят дома, строят семью, рожают детей, которые потом встают на место тех, кто слишком стар для работы.

— Это то же рабство, только усложнённое!

— Улала, кому-то перепадёт в колледже.
— Ты в порядке?

— Слушай, тут нечем гордиться, но правда в том, что я продолжал ползти и выжил.
Жить — значит рисковать всем. В противном случае ты просто вялая кучка беспорядочно собранных молекул, плывущих по течению Вселенной.
— Рик, ты вроде бы говорил, что тебе нужна моя срочная помощь в приключениях где-то там. Да без разницы, даже если мы погибнем.

— Не говорил, но если ты действительно такая отчужденная, то я готов воспользоваться этим, как и всякий человек, церковь, армия или Олимпийский тренер по гимнастике.
Припаркуйся на место для инвалидов, Морти. Здесь все, у кого меньше восьми конечностей, считаются инвалидами.
Нет более подходящего момента для выпивки и зловещей расчётливой речи, от которой душа уйдёт в пятки. Речи о политике... О порядке... Братстве... Власти. Но речи — удел агитаторов. Настало время для тех, кто действует...
Если мы можем убить врага, то это значит, что мы не можем ему вздрочнуть!?

(Если мы можем его убить, но не можем ему вздрочнуть, то чем мы от него отличаемся?)
— Что там произошло?

— То же, что и всегда, Морти убивают Морти...