Цитаты и высказывания из книги Уильям Шекспир. Король Лир

Плохие, стало быть, не так уж плохи,

Когда есть хуже. Кто не хуже всех,

Еще хорош.
Неблагодарность с сердцем из кремня,

Когда вселишься ты в дитя родное,

Морских чудовищ ты тогда страшней.
— Ты зовешь меня дураком, голубчик?

— Остальные титулы ты раздал, а это природный.
Через лохмотья малый грех заметен,

Под шубой — скрыто все. Позолоти порок -

И сломится оружье строгих судей;

Одень в тряпье — пигмей былинкой свалит.
Оденьте преступление в золото — и крепкое копьё правосудия переломится, не поранив; оденьте в рубище — его пронзит и соломинка пигмея.
Неприкрашенный человек — и есть именно это бедное, голое двуногое животное, и больше ничего.
Бездомные – такие горемыки.

Гонимые суровой непогодой,

Что впроголодь блуждаете без крова.

Как защитят дырявые лохмотья вас от такой вот бури?

Как мало думал я об этом прежде. Вот тебе урок.

Богач надменный, встань на место бедных,

Почувствуй то, что чувствуют они.
Терпи. В слезах явились мы на свет

И в первый миг, едва вдохнули воздух,

Мы стали жаловаться и кричать.

Я проповедь скажу тебе, послушай.

Мы плакали, пришедши в мир

На это представление с шутами.
И так все женщины наперечет.

Наполовину — как бы божьи твари,

Наполовину же — потемки, ад,

Кентавры, серный пламень преисподней,

Ожоги, немощь, пагуба, конец!
Видел ты, как цепной пес лает на нищего? А бродяга от него удирает. Заметь, это символ власти. Она требует повиновения. Пес этот изображает должностное лицо на служебном посту.

Ты уличную женщину плетьми зачем сечешь, подлец, заплечный мастер?

Ты б лучше сам хлестал себя кнутом за то, что в тайне хочешь согрешить с ней.

Мошенника повесил ростовщик.

Сквозь рубища грешок ничтожный виден, но бархат мантий прикрывает все.

Позолоти порок, позолоту судья копье сломает,

Но одень его в лохмотья — соломинкой проткнешь.

Виновных нет, поверь, виновных нет: никто не совершает преступлений.

Берусь тебе любого оправдать, затем, что вправе рот зажать любому.

Купи себе стеклянные глаза и делай вид, как негодяй политик,

Что видишь то, чего не видишь ты.
Правду всегда гонят из дому, как сторожевую собаку, а лесть лежит в комнате и воняет, как левретка.
— И хуже может стать. Пока мы стонем: «Вытерпеть нет силы», Ещё на деле в силах мы терпеть.
Отходи в сторону, когда с горы катится большое колесо, а то оно сломает тебе шею. Но хватайся за него, если оно подымается в гору.

(Не хватайся за колесо, когда оно вниз катится: шею сломишь понапрасну. Вот если оно вверх идет, держись за него: сам наверху будешь.)
Когда попов пахать заставят,

Трактирщик пива не разбавит,

Портной концов не утаит,

Сожгут не ведьм, а волокит,

В судах наступит правосудье,

Долгов не будут делать люди,

Забудет клеветник обман,

И не полезет вор в карман,

Закладчик бросит деньги в яму,

Развратчик станет строить храмы, —

Тогда придёт конец времён,

И пошатнётся Альбион,

И сделается общей модой

Ходить ногами в эти годы.
Тот, кто решился по кускам страну свою раздать,

Пусть приобщится к дуракам — он будет мне под стать,

Мы станем с ним, рука к руке, два круглых дурака:

Один — в дурацком колпаке, другой — без колпака!
Для дураков — печальный день:

Все умники страны

Мозги надели набекрень

И стали им равны!
Они заплакали от счастья, а я запел с тоски,

Узнав, что мой король без власти играет в дураки!
Тот, кто крошек не сберег, черствой коркой пренебрег,

Будет каяться, когда постучится в дверь нужда.
Отцов сановных и богатых ласкают дочки и зятья.

А у кого штаны в заплатах, — того не жалует семья!
В ком сердце жесткое, как пятка, тех не смутит чужая боль.

Но спать они не будут сладко, когда натрут себе мозоль!
Кто служит только для того, чтоб извлекать доходы,

Тебя оставит одного во время непогоды.

Но шут с тобой — твой верный шут! Служил он не для денег.

Он жалкий шут, но он не плут, дурак, а не мошенник!
Отверженным быть легче, чем блистать

И быть предметом скрытого презренья.

Для тех, кто пал на низшую ступень,

Открыт подъем и некуда уж падать.

Опасности таятся на верхах,

А у подножья место есть надежде.

О ветер, дуй! Ты стер меня во прах,

Мне больше нечего тебя бояться!
Сведи к необходимостям всю жизнь,

И человек сравняется с животным.
Вы дали жизнь мне, добрый государь,

растили и любили. В благодарность

Я тем же вам плачу: люблю вас, чту

И слушаюсь.

Наверное, когда я выйду замуж,

Часть нежности, заботы и любви

Я мужу передам.
Отец в лохмотьях на детей

Наводит слепоту.

Богач-отец всегда милей

И на ином счету.

Судьба продажна и низка

И презирает бедняка.
Приходит дуракам капут,

Не спрос на них сегодня.

Разумные себя ведут

Безумных сумасбродней.
Я не льщу из лицемерья, на ветер не бросаю слов и делаю добро без обещаний.
Того, кто служит за барыш

И только деньги ценит,

В опасности не сохранишь,

И он в беде изменит.
Наживайся тайком,

Не мели языком,

Меньше бегай пешком,

Больше езди верхом,

Не нуждайся ни в ком,

Не водись с игроком,

Не гуляй, не кути,

А сиди взаперти.
Кто в брак вступает второпях,

Не позаботившись о доме,

Тот скоро будет весь во вшах,

Как оборванец на соломе.
У кого ума крупица,

Тот снесет и дождь и град.

Он ненастья не боится,

Счастью и несчастью рад.
Нет, мы не первые в людском роду,

Кто жаждал блага и попал в беду.
Эта холодная ночь превратит нас всех в шутов и сумасшедших.
Стреляй, не бойся прострелить мне грудь.

Кент будет груб, покамест Лир безумен.
Совсем не знак бездушья — молчаливость.

Гремит лишь то, что пусто изнутри.
We will all laugh at gilded butterflies.

Мы все будем смеяться над позолоченными бабочками.
Вот так всегда. Как это глупо! Когда мы сами портим и коверкаем себе жизнь, обожравшись благополучием, мы приписываем наши несчастья солнцу, луне и звездам. Можно, правда, подумать, будто мы дураки по произволению небес, мошенники, воры и предатели – вследствие атмосферического воздействия, пьяницы, лгуны и развратники – под непреодолимым воздействием планет. В оправдание всего плохого у нас имеются сверхъестественные объяснения. Великолепная увертка человеческой распущенности – всякую вину свою свалить на звезды! Отец проказничал с матерью под созвездием Дракона. Я родился на свет под знаком Большой Медведицы. Отсюда следует, что я должен быть груб и развратен. Какой вздор! Я то, что я есть, и был бы тем же самым, если бы самая целомудренная звезда мерцала над моей колыбелью…
X