Цитаты и высказывания из книги Уильям Шекспир. Гамлет

Кто поселял в народах страх,

Пред кем дышать едва лишь смели,

Великий цезарь — ныне прах,

И им замазывают щели.
Засыпь хоть всей землей

Деяния тёмные, их тайный след

Поздней иль раньше выступит на свет.
Так трусами нас делает раздумье, и начинания, взнесшиеся мощно, теряют имя действия.
И заруби-ка вот что на носу:

Заветным мыслям не давай огласки.

Несообразным ходу не давай.

Будь прост с людьми, но не запанибрата.

Рядись во что позволит кошелек,

Но не франти. Богато, но без вычур.

По платью познается человек.

Во Франции ж на этот счёт средь знати

Особенно хороший глаз.
Спасая близких, действуй без опаски:

Таить любовь опаснее огласки.

(Опасней и вредней укрыть любовь, чем объявить о ней.)
— Не уйти ли нам подальше с открытого воздуха, милорд?

— Куда, в могилу?

— В самом деле, дальше нельзя. (В сторону.) Как проницательны подчас его ответы! Находчивость, которая часто осеняет полоумных и которой люди в здравом уме иногда лишены...
О боже! Заключите меня в скорлупу ореха, и я буду чувствовать себя повелителем бесконечности. Если бы только не мои дурные сны!
Ступай в монастырь. Зачем рождать на свет грешников? Я сам, пополам с грехом, человек добродетельный, однако могу обвинять себя в таких вещах, что лучше бы мне на свет не родиться. Я горд, я мстителен, честолюбив. К моим услугам столько грехов, что я не могу и уместить их в уме, не могу дать им образа в воображении, не имею времени их исполнить. К чему таким тварям, как я, ползать между небом и землею? Мы обманщики все до одного. Не верь никому из нас. Иди лучше в монастырь.
Можно улыбаться, улыбаться и быть подлецом.

(Можно жить с улыбкой и с улыбкой быть подлецом…)
Итак, ваш сын безумен; нам осталось

Найти причину этого эффекта

Или, верней, дефекта, потому что

Дефектный сей эффект небеспричинен.
Не занимай и не ссужай.

Давая деньги в ссуду,

Лишаемся мы денег и друзей,

А займы притупляют бережливость.
Подарок нам не мил, когда разлюбит тот, кто подарил.
Всего превыше: верен будь себе.

Тогда, как утро следует за ночью,

Последует за этим верность всем.

(Будь верен себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям.)

This above all: to thine ownself be true, And it must follow, as the night the day, Thou canst not then be false to any man.
Слыхал я, иногда преступники в театре

Бывали под воздействием игры

Так глубоко потрясены, что тут же

Свои провозглашали злодеяния.
Ты повернул глаза зрачками в душу, а там повсюду пятна черноты, и их ничем не смыть!
Моей больной душе, где грех живёт,

Всё кажется предвестьем злых невзгод;

Всего страшится тайная вина

И этим страхом изобличена.
Нас безрассудство

Иной раз выручает там, где гибнет

Глубокий замысел; то божествоНамерения наши довершает,

Хотя бы ум наметил и не так...
... Будьте во всём ровны; ибо в самом потоке, в буре и, я бы сказал, в смерче страсти вы должны усвоить и соблюдать меру, которая придавала бы ей мягкость.
Горацио, остались ещё вещи меж небом и землёй что не подвластны философии людской.
Я смысл ученья твоего поставлю

Хранителем души. Но, милый брат,

Не поступай со мной, как лживый пастырь,

Который хвалит нам тернистый путь

На небеса, а сам, вразрез советам,

Повесничает на стезях греха

И не краснеет.
Если обходиться с каждым по заслугам, кто уйдет без порки?
Век расшатался – и скверней всего,

Что я рождён восстановить его!
Её любил я; сорок тысяч братьев

Всем множеством своей любви со мною

Не уравнялись бы.
Если ты —

Мой сын, не оставайся равнодушным.

Не дай постели датских королей

Служить кровосмешенью и распутству!
... Глаза, как звезды, вышли из орбит

И кудри отделились друг от друга,

Поднявши дыбом каждый волосок,

Как иглы на взбешенном дикобразе.
Не давай языка необдуманным мыслям и никакой необдуманной мысли не приводи в исполнение.
Ссор остерегайся; если ж

Поссорился, держится до конца,

Чтобы противник твой тебя остерегался.
Тобою выбранных, испытанных друзей

Свяжи с собой, как обручем стальным,

Но не мозоль ладони, первым встречным

Давая руку.
А впрочем, что ж, на свете нет чудес:

Как волка ни корми, он смотрит в лес.
How should I your true love know

From another one?

By his cockle hat and staff,

And his sandal shoon

He is dead and gone, lady,

He is dead and gone,

At his head a grass-green turf,

At his heels a stone.

Как узнать, кто милый ваш?

Он идёт с жезлом.

Перловица на тулье,

Поршни с ремешком.

Ах, он умер, госпожа,

Он — холодный прах;

В головах зелёный дерн,

Камешек в ногах.
Сам я скорее честен; и всё же я мог бы обвинить себя в таких вещах, что лучше бы моя мать не родила меня на свет; я очень горд, мстителен, честолюбив; к моим услугам столько прегрешений, что мне не хватает мыслей, чтобы о них подумать, воображения, чтобы придать им облик, и времени, чтобы их совершить.
О, что за гордый ум сражён!

O, what a noble mind is here o'erthrown!
Я помешан только в норд-норд-вест. При южном ветре я еще отличу сокола от цапли.
Я, сын отца убитого, на мщенье

Подвинутый из ада и с небес,

Как проститутка, изливаю душу

И громко сквернословью предаюсь.
Прости тебя господь.

Я тоже вслед. Все кончено, Гораций.

Простимся, королева! Бог с тобой!

А вы, немые зрители финала,

О, если б только время я имел, —

Но смерть — тупой конвойный и не терпит

Отлыниванья, — я б вам рассказал —

Но пусть и так. Все кончено, Гораций.Ты жив. Расскажешь правду обо мне

Непосвященным.
Быть честным — по нашим временам значит быть единственным из десяти тысяч.
Клятвы — лгуньи.

Не то они, чем кажутся извне.

Они, как опытные надувалы,

Нарочно дышат кротостью святош,

Чтоб обойти тем легче.