Цитаты и высказывания из книги Сьюзан Форвард. Мужчины, которые ненавидят женщин, и женщины, любящие этих мужчин

Я знала, что навешивание ярлыка мазохистки на женщин, чьи партнерские отношения плохи, долго было стандартной практикой в моей специальности и нашей культуре. Такое объяснение самоотрицающего, покорного поведения женщин было удобным, но очень опасным. На самом деле женщины научаются таким моделям поведения очень рано, их постоянно хвалят и вознаграждают за него. Кроющийся здесь парадокс состоит в том, что поведение, которое делает женщин подверженными жестокому обращению, считается женственным и милым. Концепция мазохизма опасна, поскольку она служит оправданию направленной на женщин агрессии и подтверждает, что «женщинам нужно именно это».
Если женщина сексуально сдерживается, поскольку иначе ей дают почувствовать, что она неадекватная, в конце концов ей скажут, что она «отвергает». Если женщина начнет скрывать свою сексуальность по причине плохого обращения, ей скажут, что она «фригидная», «холодная», «прынцесса» или «динамистка». С другой стороны, если женщина попытается вызвать на сексуальный контакт, ее назовут «требовательной», «ненасытной», «животным», «агрессивной», «нимфоманкой».
Если он не встречает сопротивления в ответ на свою первую выходку, то таким образом партнерша дает ему разрешение и дальше вести себя так же.

Я не переставая повторяю: вы не можете позволить себе отдать Гитлеру Польшу.

На раннем этапе отношений идет постоянная проверка границ. Мизогин занимается тем, что определяет для себя, иногда даже не понимая этого, как далеко он может зайти. К несчастью, партнерша убеждена, что если она не будет вступать в конфликты или оспаривать оскорбительные поступки партнера, то это своеобразное выражение ее любви. В эту ловушку попадают многие женщины.
Нат использовал адюльтер, чтобы унизить жену и восполнить свои эмоциональные и сексуальные потребности.

Другие мизогины могут использовать внебрачные связи, чтобы гарантировать, что они никогда не окажутся в одиночестве. Запасной вариант позволяет им не бояться остаться без женщины.

Есть множество факторов, определяющих сложную ситуацию адюльтера, к тому же не все мизогины изменяют. Однако те, что действительно ведут романы на стороне, используют их как еще одну сферу, где можно реализовать свои детские страхи, потребности и конфликты.
Он мог завестись от любой мелочи, и виноватой всегда была только я. Однажды он начал заводить машину, но она не заводилась. Он влетел обратно в дом, бросил в меня ключами и закричал: «Идиотка! Это все из-за тебя! Ты должна была лучше следить за машиной!». Дело в том, что я никогда не сидела за рулем этой машины. Это была ЕГО машина
Очень даже возможно, что ваш партнер считает ваши достоинства и умения недостатками. Ваш ум — «хитрожопостью» или «всезнайством», он может называть вас иронично «умница-разумница» и говорить «нормальные мужчины не любят умничающих женщин». Ваш профессионализм или успех могут называться «эго-карьеризмом», «пупземлизмом», «безжалостностью», «хождением по чужим костям», «демонстрацией крутости», «фаллометрией».
Есть много ресурсов психологической и психиатрической помощи для мужчин с тенденцией к саморазрушению или нестабильной психикой. Если он предпочитает отказаться от этих ресурсов и вместо этого возлагает ответственность за свою эмоциональную безопасность на вас, вы должны четко определить границы своей ответственности за него. Если он усиливает саморазрушительное поведение, а вы сделали все возможное, чтобы помочь ему найти другие источники помощи и поддержки, значит, пришло время признать, что саморазрушение — его личный выбор.
Первое предупреждение о том, что у Прекрасного Принца есть не только светлые, но и темные стороны, обычно получают во время с виду незначительного конфликта. Женщину особенно сбивает с толку то, что партнер от милости переходит к ярости и необъяснимым выпадам.
Для них факты — глина, из которой можно слепить все, что угодно для оправдания их настроений и потребностей в данный конкретный момент.
Любая женщина, которая продолжает разрешать сексуальные действия, которые ей либо отвратительны, либо болезненны, которая позволяет поставить себя в рамки сексуального самопожертвования, когда потребности партнера оказываются важнее ее собственных, неизбежно начинает испытывать отвращение к сексу.
Только те из друзей или членов семьи, которые поддерживают его представление о себе или его версию действительности, получат доступ в вашу жизнь. В то же время любой, чьи взгляды отличны от взглядов мизогина, возможно, будет от дома отлучен.
С самого начала отец Эда проявлял по отношению к матери предельное собственничество и надменность. У него были очень четкие представления о ролях мужчины и женщины. Как вспоминал Эд, любимой присказкой его отца было: «Кто-то должен быть у руля, и этот кто-то — Я».
Мой муж, как и Джефф, был очаровательным, сексуальным, романтичным, я влюбилась в него без ума с первого взгляда. Но вскоре я обнаружила, что в нем скрывается гнев и ярость, что он обладает способностью заставлять меня ощущать ничтожной, неадекватной, неуравновешенной. Он настоял на том, чтобы контролировать все мои поступки, убеждения, чувства.

Я, Сьюзен, в ипостаси психотерапевта могла сказать Нэнси: «Поведение вашего мужа не похоже на любовь. На самом деле оно больше напоминает психологическое насилие». Да, но что я говорила самой себе? Той самой Сьюзен, которая приходя домой вечером, извивалась ужом, чтобы ее муж не кричал на нее. Той самой Сьюзен, которая продолжала твердить себе, что ее муж замечательный человек, что с ним так чудесно, а если нет, то в этом виновата только она сама.
Парадоксальным образом люди могут стать независимыми взрослыми, только если их детские потребности нормально удовлетворялись. Если же их детские потребности оставались неудовлетворенными, у детей в душе формировалась болезненная пустота, и это чувство они переносили в свою взрослую жизнь.
Отрицание или подавление сильных эмоций не ликвидирует их. Напротив, они переносятся на что-нибудь другое или загоняются глубоко в подсознание.
Многие мизогины, которые ведут романы на стороне, предполагают, что их партнерши делают то же самое. Чем более виноватыми они себя чувствуют, тем больше они нуждаются в том, чтобы спроецировать вину на партнера. Таким образом, они «переводят на них стрелку», с одной стороны, и снимают с себя часть ответственности за свое поведение, с другой, потому что считают, что она тоже виновата.
Если родители постоянно перебивают ее или велят ей молчать, она быстро делает вывод, что все, что она говорит, не имеет никакого веса.
В семьях, где один из родителей явно пересиливает другого, ребенок часто, даже не замечая этого, перенимает многие черты более властного из них, даже если речь идет о родителе противоположного пола.
Люди, подобные Нату, неспособные взять на себя ответственность за свои проблемы и разочарования, обычно находят более слабых, чтобы обвинить их в своих неприятностях. Дети — идеальные кандидаты в козлы отпущения вследствие их зависимости, ранимости, ограниченного представления о мире.
Рационализация — это попытка дать логическое объяснение явлениям, которые мешают нашим хорошим ощущениям, способ сделать неприемлемое приемлемым. Оправдывая то, что в противном случае вызвало бы у нас стресс, мы рационализируем неловкие и иногда даже пугающие ситуации. Рационализация отличается от слепоты, о которой я говорила в первой главе, тем, что мы видим и понимаем, что ситуация причиняет нам неудобство, но в данном случае мы не делаем вид, что проблемы нет, а просто наклеиваем на нее менее пугающий ярлык. <...> Любая женщина, которая скажет «Он сделал это, потому что…», чтобы оправдать срывы или вспышки агрессии, занимается рационализацией.
Не каждый эмоционально-заряженный роман связан с мизогинами. Безусловно, отношения, которые начинаются с накала страстей, могут в конечном итоге сложиться в нечто хорошее. Однако, если в наряду с поглощающей любовью вы ощущаете что-нибудь из вышеописанного — спасательство, панику, отчаяние, слишком быстрое слияние или сцепку и намеренную слепоту — это сигнал, что вы направляете свой корабль в очень бурные воды.
Трудно все время быть милым, да мы и не ожидаем этого ни от себя, ни от остальных. И конечно же временами нам нужно осознавать и принимать тот факт, что у любимого человека случаются стрессы или обостренные реакции. Я не говорю о людях, которые в целом добрые и порядочные, хотя и иногда выходят из себя. Эти люди потом осознают свою ответственность за подобные срывы и искренне раскаиваются за то, что выместили свое раздражение на близких.

Совсем другое дело — мизогины. Они не чувствуют никакого раскаяния после вымещенного на ком-то раздражения. Более того, находящиеся рядом с ними женщины с каждым разом все чаще должны будут пытаться находить разумное объяснение этим отвратительным выходкам.
Рационализация — совершенно естественная для человека реакция, которая не обязательно служит индикатором серьезной проблемы, если в какой-то момент не оказывается, что вы начинаете регулярно оправдывать неприемлемое поведение партнера. Чем чаще его выпады против вас, тем больше объяснений вам придется искать, чтобы вынести все это.
Она сталкивалась то с нежной любовью, то с непредсказуемыми вспышками ярости. Ничто так не сбивает с толку и не приводит в растерянность, как эти «качели». Они создают необычайное эмоциональное напряжение, потому что вы никогда не знаете, чего вам ожидать. Больше всего такая ситуация напоминает поведение людей, помешанных на азартных играх, которые иногда, конечно, получают то, что хотят, но далеко не всегда. Их тревожность зашкаливает, но надежда на выигрыш удерживает их в игре.
Среди мизогинов есть «профессора Генри Хиггинсы», которые предлагают женщине помочь стать лучше путем полной переделки. Это обусловлено его профессией, которая обычно относится к категории высоко уважаемых. Среди мизогинов этого типа встречаются врачи, адвокаты, профессора или, как, например, Джерри, психологи. Профессиональный престиж дает им дополнительные очки в качестве критиков или менторов.

Мизогины-Хиггинсы берут на себя роль учителя и гуру своих партнеров, но как бы те не менялись, чтобы удовлетворить требования наставника, они неизбежно обречены на провал.

Подобная критика работает по принципу «капля камень точит». Сначала все не так страшно и разрушительно, но со временем срабатывает эффект накопления, возникают глубокие трещины. Кроме того постоянная критика и язвительность мизогина разъедают уверенность партнеров в себе и подтачивают их ощущение собственной ценности.
Идеализация — это палка о двух концах. Она дает чудесное ощущение, которое льстит, но и одновременно скрывает от женщины то, что она обречена на провал. Невозможно все время находиться на пьедестале, на который тебя возводит мизогин, потому что у тебя нет права на ошибку. Если партнерша в плохом настроении или ведет себя так, как мизогину не нравится, он видит в этом ее несовершенство. Он нанял себе в подруги богиню, а она не соответствует должностному расписанию. Его презрение и разочарование по сути дает ему право на то, чтобы от проявлений любви перейти к критике, обвинениям и обидам.

Обычно мизогины разочаровываются уже в самом начале отношений. Однако поскольку любовные чувства и возбуждение все еще продолжаются, ярость быстро уходит на второй план. Даже если женщина испытывает шок, он представляет собой всего лишь одну фальшивую ноту в общей симфонии добрых чувств.

Сначала вспышки гнева у мизогина бывают редкими. Они не становятся нормой, пока между партнерами не возникают какие-либо обязательства, признание в любви, съезд, обручение, брак. И когда мизогин понимает, что жертва на крючке, ситуация быстро меняется.
Пьяные или одурманенные люди очень часто нетерпимы и жестоки. Однако они обладают поразительной способностью на следующий день забывать все, что происходило в предыдущий.

«Господи, я был так пьян вчера, что вообще ничего не помню», — стандартная форма отрицания.

Тактика отрицания особенно обидна, поскольку вам нечему противостоять, и это создает ощущение отчаянной фрустрации. Вы не можете решить проблему, если человек отрицает, что те или иные события происходили вообще, и настаивает на том, что все, о чем вы говорите, — плод вашего воображения.
Злоупотребление алкоголем снижает контроль над порывами и повышает потенциальные шансы на то, что человек выйдет из себя. Кроме того, пьяный дурман служит для мужчин оправданием для физической агрессии.
От партнеров требуются совместные усилия, чтобы открыто заговорить о своих сексуальных ощущениях и предпочтениях. Когда возможность ведения переговоров отсутствует, обычно в отношениях нет и деликатности, необходимой, чтобы обсуждать желания и потребности.Женщины особенно робки в обсуждении подобных проблем, связанных с сильными эмоциями. Всю жизнь нас приучают к тому, что наша самооценка завязана на том, чтобы быть желанной и отзывчивой. Мы уязвимы в отношении своей сексуальности, что оставляет нас беззащитными перед методами мизогина. Его критика, обидные замечания, постоянное игнорирование или жестокость способны наглухо захлопнуть двери, которые и сначала-то были чуть-чуть приоткрыты.
Возможно, вы привыкли принимать вещи такими, какие они есть, однако длительное бездействие — опасная штука. Оно предполагает полную безмятежность в вашей жизни.
Все реакции вашего партнера — это дальнейшее подтверждение, что вы сильнее. Это вы намереваетесь пойти на риск и изменить поведение, вы живете в большем мире со своими ощущениям, чем он; это ваше выживание не зависит от доминирования над другим человеком и подчинения его себе.
Психотерапевт должен обеспечить вам фидбек — обратную связь. Слишком много терапевтов сидят пассивно и не говорят своим подопечным ничего, кроме «угу» и «что вы по поводу этого чувствуете?». Терапевт, который активно ведет вас по пути конструктивных перемен в поведении, сэкономит вам кучу времени и денег.
Некоторые психотерапевты-мужчины изначально настроены в пользу мужчин, когда работают с парами или с женщинами. Они убеждены, что если в отношениях существуют проблемы, в них виновата в первую очередь женщина. Мне приходилось слышать от психотерапевтов-мужчин: «Их отношения не могут быть такими плохими, как она говорит. Может, ей нравится, когда с ней обращаются плохо, и специально его провоцирует».
Психотерапевт-мужчина, который никогда не прорабатывал свои собственные отношения с женщинами, может разыгрывать свои базовые человеческие сценарии с пациентками.
Психотерапия с человеком, который ценит и уважает вас, — это удивительный подарок, который вы можете себе сделать. Но выбирайте консультанта осторожно, точно так же, как вы выбираете врача для своих детей. Плохой психотерапевт принесет вам больше вреда, чем пользы.
Чарли, сорокалетний инженер, пришел на терапию после трех развалившихся браков и многих отношений. Он рассказал мне: «Я спал с тремя-четырьмя женщинами в день, потому что утро было напряженным или еще почему-то. Теперь мне стыдно, я понимаю, что я видел в них игрушки, которые помогали мне почувствовать себя не таким несчастным».

Если женщина возражала против интенсивных сексуальных аппетитов Чарли, он набрасывался на нее в ярости, называл фригидной или закомплексованной, говорил, что она нарочно сдерживается, обвинял в том, что она его не любит.
Очень важно не дезавуировать и не обесценивать ваши интересы и увлечения. Если они важны для вас, это часть того, что делает вас вами.
Существует два основных типа мизогинов, когда речь заходит о деньгах: «добрый кормилец», финансово стабильный, и «трагический герой», который видит себя невинной жертвой людской нечистоплотности и обладает долгим резюме безработицы и финансового хаоса, часто нуждается в поддержке партнера. <...> «Я тяжело работаю и приношу домой деньги, у меня стресс, я несу ответственность, поэтому я — главный, и я решаю». Это традиционная мужская позиция. В этом выражается степень психологического насилия, характерного для мизогина. Он знает, как использовать финансовые рычаги в качестве оружия для контроля над партнером.
У «трагического героя» превратное представление о себе, как о достойном, благородном честном трудяге. Не будучи в состоянии признать, что он сам — виновник своих несчастий, он видит в поддерживающей его женщине врага. У таких были финансовые проблемы на всем протяжении взрослой жизни в сочетании с подростковыми привычками. Он всегда готов разъяснить, что все его затруднения являются результатом чужих козней. «Список врагов» может включать родителей, которые ему «недодали», жульничающих партнеров по бизнесу, которые его предали, бывшую жену, обчистившую его, как липку, или босса, который несправедливо уволил нашего героя. Так что превращение партнера в виновника финансового состояния мизогина — вопрос времени.
Глубинная подозрительность мизогина проистекает из страха, что женщин «интересует только то, что они могут получить». Он уверен, что благодаря такому своему поведению он защищен от врожденной жадности партнерши. Ради этого он скрывает не только деньги, но и даже информацию о деньгах. Он может держать в тайне свои доходы, активы, прятать деньги на секретных счетах в банке. Чтобы оправдать такое поведение, он обычно рассказывает о жадности бывшей жены или любовницы, которые не заслуживали доверия и обобрали его, как липку.

В то время как мизогин прячет деньги от партнера, он готов с широтой тратить их на себя, при этом партнеру запрещается оспаривать этот выбор.
Она также не должна упрекать себя за то, что выбрала еще одного психологического агрессора. Проблема не в этом. Оставаться с ним и терпеть насилие на протяжении лет — вот проблема!
Периодические уступки или поддержка — часть компромиссов, необходимых в любых работающих отношениях. Но когда женщина постоянно уступает своему партнеру, так что ее потребности оказываются для него на втором плане, ее самооценка постепенно снижается. Многие женщины проигрывают сражение за собственный досуг и друзей, так как истощены более крупными битвами, и эта просто уже не стоит таких усилий. Однако на самом деле биться нужно, потому что это один из изощренных способов добиться изоляции женщины. Изощренность его состоит в том, что сначала женщина ощущает себя польщенной. Ей кажется, что ее партнер так влюблен в нее, что не хочет делить ее ни с кем. В действительности же он постепенно подталкивает ее отказаться от человеческого общения и важных для нее занятий.
Женщины в проблемных браках часто пытаются разрешить свои проблемы через детей. Это может выражаться в предельно завышенных требованиях, жестоком отчуждении или удушающем контроле, но результат будет один и тот же: ребенок вырастет слишком зависимым от нее. <...> Мизогин видит свою мать обладающей властью обижать его, отбирать у него любовь, удушать его, заставлять чувствовать свою слабость или неспособность удовлетворить материны бездонные требования. Те же самые силы он приписывает своей партнерше.
Женщина, которая уступает насилию со стороны мужа, оказывается в роли жертвы и ведет себя скорее, как беспомощное дитя, чем взрослый человек. Она отказывается от сферы взрослости, передавая ее полностью мужу. Таким образом, рядом с детьми оказывается только один взрослый — их отец. Как мы уже поняли, отец может вызывать сильный страх. Когда мать отказывается от роли взрослого, она лишает детей не только сильной фигуры матери, но и защиты от отца.
Обычно предполагается, что мать будет защищать и отстаивать ребенка, в то время как отец должен быть главой дома, главным кормильцем, домашним арбитром и дисциплинарным судьей, что придает ему уважение и признательность, как бы отец себя ни вел. <...> Дополнительная потребность мальчика в идентификации с отцом затрудняет признание изъянов у отца, даже если он груб и жесток.
Ощущая себя маминым спасителем, Эд чувствовал себя сильнее и значительнее как в детстве, так и будучи взрослым. Контроль над всеми, включая жену, превратился в его способ попытаться компенсировать себя за глубинное ощущение несостоятельности и беспомощности.

Когда мать полагается так на сына, она формирует в нем установку, в результате которой женские нужды будут вызывать у него страх и шок. Если женщина выразит боль или потребность в нем, он скорее всего отреагирует отвращением, яростью, презрением, поскольку она напоминает ему об материнской огромной потребности в эмоциональной поддержке, из-за которой он чувствовал себя несостоятельным.