Цитаты и высказывания из книги Оскар Уайльд. Идеальный муж

Нет нетактичных вопросов, есть только нетактичные ответы.

(Вопросы не бывают нескромными. Ответы иногда бывают.)
Дорогой мой сэр Роберт, вы же деловой человек, и, стало быть, вас можно купить. В наши дни всякого можно купить. Только некоторые очень дороги.
Если мужчина когда-то любил женщину, ведь он все сделает для нее, правда? Кроме только одного: продолжать любить ее.
Ах, в жизни женщины есть только одна настоящая трагедия. То, что для нее прошлое — это всегда ее любовник, а будущее — это, как правило, ее муж.
Роман не должен начинаться с излиения чувств. Он должен начинаться с трезвого расчета и кончаться дарственной записью.
А разве женщин награждают за то, что они очаровательны? По-моему, их за это наказывают. Сколько есть прелестных женщин, которые состарились раньше времени только оттого, что их поклонники были так им верны!
Ждать нежданного — это поистине современный ум.
Ну, вы знаете, что в таких случаях говорят министры. Несколько общих мест. В наше время ничто не производит такого благоприятного впечатления на слушателей, как хорошее, совершенно затертое общее место. Все вдруг ощущают некое родство душ.
Потешный был старик этот лорд Мортлейк! У него были только две темы для разговора – его подагра и его жена. И я никогда не могла понять, о которой из двух идет речь. Он так страшно ругал и ту и другую.
В прежнее время никто не старался быть лучше своих ближних. Это даже считалось дурным тоном, мещанством. Но теперь вы все помешаны на морали. Каждый должен быть образцом чистоты, неподкупности и прочих семи смертных добродетелей. А результат? Вы все валитесь как кегли, один за другим. Года не проходит, чтобы кто-нибудь не исчез с горизонта. Раньше скандальная история придавала ещё больший шарм человеку или хоть делала его интереснее, а теперь это гибель.
Замечательная женщина эта леди Маркби, правда? Наговорит с три короба, а ничего не скажет. Она прямо создана быть оратором.
Я думала, вы возвыситесь до самопожертвования. Подумайте, как было бы хорошо! Вы тогда могли бы весь остаток жизни восхищаться собой.
Как женщины любопытны. Почти как мужчины!

Другой вариант:

Знаете ли вы, как велико женское любопытство? Оно почти не уступает мужскому.
Если знакомство начинается с комплимента, оно имеет все шансы превратиться в прочную дружбу.
Вы очень современная девушка, Мейбл. Пожалуй, даже чересчур современная. А это опасно. Потому что в один прекрасный день можно стать старомодной.
Да, теперь женщины стараются как можно чаще выходить замуж. Это сейчас в моде.
Добрый вечер, милая герцогиня. А как здоровье герцога? Всё ещё страдает слабоумием? Ну, этого следовало ожидать, его покойный отец был такой же. Старинный род, знаете ли. Чистота крови — это великая вещь!
— В моё время было иначе. Нас учили ничего не понимать. В этом и заключалась прежняя система образования. И это было очень занятно. Мы с сестрой столько должны были не понимать – даже перечислить невозможно. Я всегда сбивалась со счёта. А современные женщины, говорят, все понимают.

— Кроме своих мужей. Это единственное, чего не понимают современные женщины.

— И очень хорошо, что не понимают. Иначе вряд ли уцелел бы хоть один счастливый брак.
Благотворительность — последнее прибежище для тех, кто любит допекать своих ближних.
Никогда не надо дарить женщине то, что она не может носить по вечерам.
— Вы, кажется, живете только для удовольствия.

— А для чего же еще жить, отец? Для счастья? Но ничто так не старит человека, как счастье.
Даже вы, сэр Роберт, недостаточно богаты, чтобы выкупить свое прошлое. Никто этого не может.

Ни один человек не богат настолько, чтобы купить своё прошлое.
Всегда надо играть честно, если все козыри у тебя на руках.

(Когда на руках выигрышные карты, следует играть честно.)
... большой успех всегда требует некоторой неразборчивости в средствах. Честолюбие всегда несколько неразборчиво в средствах. Если человек твёрдо решил добраться до вершины, его ничто не остановит.
Я обожаю политические салоны. Это единственное место, где не говорят о политике.
Я постоянно говорю чего не надо. Должно быть, потому, что обычно говорю то, что думаю. А в наше время это рискованно.
Ну, правда это такая вещь, от которой я всегда стараюсь как можно скорее избавиться. Дурная привычка, кстати сказать.
Ах нет, я совсем не романтик. Для этого я недостаточно стар. Предоставляю романтику старшим по возрасту.
Я предпочитаю мужество. Гениями сейчас хоть пруд пруди. А мужество — редкость.
Экая досада. Никого нет, не с кем поговорить. А у меня столько интересных новостей. Я сейчас как экстренный выпуск какой-нибудь газеты.
Но я очень хорошо знаю, что понять людей можно, только если иметь к ним милосердие. Жить с людьми можно, только имея к ним милосердие. Потому что любовь, а не немецкая философия — основа жизни.
Вообще-то говоря, англичане терпеть не могут, если человек твердит, что он прав, но очень любят, если он кается в своих ошибках.
... Одна из тех весьма современных женщин, которые считают, что новое разоблачение грехов им так же к лицу, как новая шляпка, и щеголяют в обеих обновках, совершая свой ежедневный моцион в парке в пять тридцать вечера. Я уверен, что она обожает скандалы, и если ее что то в них и не устраивает, так это только то, что их у неё недостаточно.
Господи, ну почему родители всегда приходят не вовремя? Должно быть, это какой-то просчёт природы.
Самопожертвование следовало бы запретить законом — оно развращает тех, кому приносят жертву. Они всегда сбиваются с пути.
— Да, люди уж постарались бы назвать это самыми ужасными словами. В этом можно не сомневаться.

— И это те же самые люди, которые каждый день совершают поступки куда похуже. У которых есть тайны похуже моей.

— Потому-то они и любят разоблачать чужие тайны. Это отвлекает внимание от их собственных.
Если бы мы, мужчины, женились на женщинах, которых стоим, плохо бы нам пришлось!
Прошлым вечером на ней было слишком много румян и не слишком много одежды. Это первый признак отчаяния у женщины.
Все, милый мой, опасно. Кабы не так, не стоило бы и жить...
— Вы называете это умом? По-моему, это глупость.

— Часто это одно и то же.
Жизнь никогда не бывает справедливой, Роберт. И, пожалуй, так оно и лучше для большинства из нас.
Всякий способен на опрометчивый поступок. И всякий способен на дурной поступок.
Любовь к себе – это начало романа, который длится всю жизнь.

Другой вариант:

Любовь к самому себе — это единственный роман, длящийся всю жизнь.