Цитаты и высказывания из книги Ольга Громыко. Космопсихолухи

– Что, мне уже и пива нельзя попить?

– Так демонстративно – нет! А с Дэном – тем более. Ему, к твоему сведению, по закону вообще запрещено употреблять алкоголь.

– Как киборгу?

– Как несовершеннолетнему! – срезал его капитан. – Почему ты вечно его всяким пакостям учишь, а? Нет бы чему-нибудь хорошему, полезному!

– Хорошее он и сам все умеет, – смущенно проворчал пилот.
– Ну хоть один вопрос можно?

– Валяй.

– То есть когда капитан на нас ругается, это означает, что мы ему тоже нравимся?

– Ну чего вы там копаетесь?! – как раз гаркнул Станислав в комм и с возмущением услышал в ответ зычный пилотский хохот.

– Да он нас прямо-таки обожает!
Просто сестра – это такая зараза, которую вроде как и любишь больше всех, но и выбешивает она почему-то ужасно!
– А вдруг они обидятся, если мы откажемся? – предположила Лика.

– А вдруг мы обидимся, если не откажемся? – проворчал Теодор.
– Интересно, в моем контракте что-нибудь сказано про пытки?!

– Только про регулярные физические упражнения для поддержания формы, – немедленно доложил Дэн. – Которые капитан или доктор могут назначить в обязательном порядке.
– Вы партнеры?

– Да, – наивно подтвердил навигатор.

– Нет, – возмутился пилот, – еще чего! Просто напарники.

«А это разве не синонимы?» – удивленно сдвинул брови киборг. Друг показал ему крайне отрицательный кулак.
— Но нельзя же было оставлять подобное безобразие безнаказанным! <...>

Капитан сочувственно похлопал друга по плечу, как маленького мальчика, верящего в закон, справедливость, гражданский долг и Человека-паука.
— Футляр футляром, но, если начнется болтанка и его пару раз приложит о стены или сплющит между двумя контейнерами, нам мало не покажется. Во-первых, не расплатимся, во-вторых, не отмоемся.

— Будем пахнуть, как парфюмерная фабрика? — хихикнула Полина.

— Скорее как скотомогильник, — разочаровал ее капитан.
— Я сказал — отвали!

— Что именно я должен отвалить?
— Тед, я же просила тебя не издеваться над моей мамой!

— Чего? — опешил парень. — Я с ней только поздоровался и сразу на тебя переключил!

— А зачем ты при этом перекрестился?

— Чтобы она убедилась, что я не сатанист.
— Идите к черту! — громко огрызнулся Тед, даже не поинтересовавшись, кто стучится в его каюту.

— Уточните координаты данного объекта, — невозмутимо отозвался гость.
— Те самые пилот с навигатором?

— Нет-нет, что вы! — поспешил отречься от собутыльников Станислав. — Вон тот, который рыжий — («и выглядящий чуть поприличнее!»), — это наш механик.
— А-а-а, — понимающе протянула Полина, мигом простив приятеля за хамство и уши.

После разговора с мамой ей тоже порой хотелось кого-нибудь убить, причем с особой жестокостью.
Девушка напоследок оглянулась на шлем, и пилот понял, что раритеты надо не вешать на стену, а намертво к ней приваривать.
— ... Вот вы знаете, как определить пол центаврианина?

— Ну-у-у… — замялся Станислав, смущенно почесывая затылок.

— Не «ну», а по припухлостям на шее! Правда, убей не помню, у кого там какие, но Лика три основных и два дополнительных пола нипочем не перепутает, а у них же еще и обращение к каждому свое!
«Мировому дядьке» тоже было очень интересно посмотреть на Лику, в чем он, разумеется, не признавался. Но девица, чей визит заставил Теда так быстро и качественно отдраить пультогостиную, внушала уважение и командирскую зависть. Станислав даже почувствовал себя слегка ущербным.
— Капитан его там убивает? — шепотом спросила Лика с недостойным любящей сестры любопытством. Прошло уже десять минут, а Тед со Станиславом еще не вернулись.

— Не похоже, — разочаровал ее Дэн, методично таская печеньку за печенькой. — У людей слишком низкий болевой порог, они при этом обычно кричат.
— А давайте вы уговорите ее вернуться домой? — с надеждой попросил парень.

— Тед… — Станислав положил руку ему на плечо, заглянул в глаза и проникновенно сказал: — Ты сам-то еще по родителям не соскучился? Взял бы отпуск, навестил их, с отцом помирился. А то нехорошо как-то, они же тебя столько лет растили, заботились, добра желали — просто по-своему…

— Вы че, рехнулись?! — забыл о субординации Тед, отскакивая от капитанской ладони, как от раскаленного утюга.

— Нет, просто порепетировал, — невозмутимо объяснил Станислав.
— Ах ты… бешеный жеребец! — ляпнул он неожиданно для себя самого.

Теодор предпочел бы услышать такой эпитет от девушки, ибо в капитанском голосе не было ни восхищения, ни нежности, а лишь завуалированное обещание превратить его в мерина.
— Может, хватит? — подал голос и Дэн. Киборг не то чтобы опасался за себя и корабль, но происходящее за спинками кресел начало его слегка смущать.
Пилот тихонько зарычал и хотел рявкнуть: «Ты что, сенсора не видишь?», но вспомнил, что сенсоров там два — второй, в красной рамке, для аварийного сброса груза.

— Зеленая кнопка справа от двери.

— Ой…

— Что?! — Тед резко развернулся к выходу, готовый драпать туда со всех ног, если сестричка успела выбрать кнопку самостоятельно.
— Психолога трудно обмануть, — храбро заявила Лика. — Я по результатам пойму, какие ответы выбиваются из общей картины.

— Уверяю тебя, выбьются все!
— Это яйцевые капсулы хищных центаврианских гельминтов, — пояснила Полина. — Используются для борьбы с сорными моллюсками. Я хотела посмотреть, чем первый сорт отличается от высшего, и случайно уронила обе банки.

— Эмм… А перчатки ты не хочешь надеть?

— Зачем? После того, как я их веником с пола сметала, им уже все равно.

— А нам?
— Спроси у Дэна, — предложила девушка.

— Чтобы он вообще в сортир переселился? — фыркнул Теодор.
— Где эта поганка?!

— Да вон же. — Полина недоуменно показала на Котьку, намывавшуюся на столе — как раз на злосчастном широкоформатном планшете в кожаной обложке «под старину».

— Нет, я про большую, на шпильках!
— Ну и подстраховался заодно. А то она вечно так на меня смотрит, что хочется фигу от сглаза скрутить.

— Еще не хватало тебе моей маме фиги показывать! — возмутилась Полина.

— Ну вот и я так подумал. К тому же крестом оно надежнее будет.
— О, слушай, а давай мы с Полиной тебя в «Матушку Крольчиху» сводим!

— Нет, это без меня! — поспешно открестилась Полина.

— Почему? Лицензионные девочки-мальчики, и кафешка там неплохая…

— Извини, но я воспитана в более пуританском духе, — отрезала девушка.

— Я тоже, но в космосе он быстро выветривается.
— Ага, вроде даже какие-то подружки завелись, щебетали на заднем плане. Ничего, через неделю занятия начнутся, времени на дурь не останется… — Теодор осекся и самокритично поправился: — Ну, по крайней мере, поменьше будет.
— Рыжий! Иди сюда, не бойся! Давай с нами в карты, а то Полли никогда замуж не выйдет.

— Почему? — клюнул любопытный киборг, возвращаясь в пультогостиную.

— Ну поговорка такая есть: если везет в карты, то не везет в любви, — пояснил пилот, собирая и тасуя колоду. — А она меня уже семь раз подряд обыграла!

— Может, лучше чайку попьем? — стушевалась Полина. Щелбан от DEX'a страшил ее куда больше венца безбрачия. — Я чайник поставлю!
— Эх, какая она еще все-таки девчонка! — почти с завистью сказала зоолог и спохватилась: — Во дожила, рядом с восемнадцатилетней девушкой старухой себя чувствую!

— Главное, что не выглядишь, — успокоил ее Тед.
— Ты уверен? — засомневалась Полина. — Какое-то оно синеватенькое…

— Женщина, не учи сына фермера разбираться в мясе, — снисходительно бросил пилот, завязывая пакет.

— А ты не учи зоолога отличать мышцы от сухожилий, — парировала девушка. — Мы же его не прожуем!
Станислав ничего дарить не стал (он и так не ругался, а только вдохнул поглубже, оплачивая счет за мясо, мангал, шесть складных стульев, тент, два мешка угля, канистру средства для розжига и еще кучу мелочей, по которым можно было подумать, что команда собралась не на шашлыки, а в недельный поход на выживание), зато произнес небольшую прочувствованную речь о самом молодом, но оттого не менее ценном члене экипажа.
— В шашлыке главное — не исходный продукт, а правильный маринад. — Теодор перешел к стеллажу со специями.

— А что ты теперь ищешь?

— Смесь поароматнее, чтобы отбить запах мяса.
Он даже как-то попытался поднять эту тему, но рыжий посмотрел на него с недоумением и спросил, чего еще, по мнению капитана, он должен хотеть. Станислав попытался придумать — примерно с тем же успехом, что и Тед с Полиной, — сдался и смущенно пробормотал: «В общем, ты не стесняйся, говори, если что понадобится».
— Но тортик — это как-то мелко, — все-таки возразил пилот. — Хотя если засадить в него стриптизершу…

— Чтобы Дэнька ее пристрелил, когда она внезапно оттуда выскочит? — съязвила Полина. — И Станислав Федотович тоже, боюсь, не удержится.
— А может, лучше в оперу сходим?

— В день рождения?! — ужаснулся Теодор. — Поспать и в каюте можно, без посторонних воплей.
— Но нам кажется, что цель у нее была совсем другая! — поспешно добавила девушка.

— И какая же?

— Похоже, она хотела похитить Теда!

— На опыты? — Голос у полицейского стал совсем ласковый, живо напомнив приятелям о Лике.
— Ну и отлично, — отдышавшись, оптимистично сказал Вениамин. — Чем дальше от города, тем тише и воздух чище.

— И зверье непуганней! — радостно подхватила Полина.
— Мало этой несчастной планете центавриан — теперь еще и земные зоологи подтянулись, — усмехнулся Вениамин.
— Значит, вы утверждаете… — Полицейский был подчеркнуто вежлив. С такой категорией граждан иначе нельзя, неизвестно, что они в следующий момент выкинут: то ли в горло вцепятся, то ли жалобную книгу потребуют. — …Что на вас напала летающая тарелка с целью хищения девяти с половиной килограммов маринованного мяса?

— А еще мангала, ведра и раскладного стульчика, — педантично перечислила Полина. — Хотя нет, мангал она просто подняла и разбила!
— А вы когда-нибудь стояли на учете у психиатра? Скажем, насчет паранойи или там мании преследования

— Нет! — так бешено рявкнул Тед, что поверить ему было сложно.
— Нет! Просто у центавриан на него зуб, нас три недели назад на Маяке такая же тарелка подрезала!

— Тогда почему у них на вас, а не у вас на них?

— Ну… мы их потом немножко погоняли, — смущенно признался Теодор.
— И они немножко обиделись? — Чувство юмора у полицейского было на уровне, но, как и киборг, он предпочитал это скрывать — во избежание неприятностей.
– Нет! И вообще не смей глумиться над моими и без того поруганными чувствами!

– А они у тебя только к волосам были?
— А какое оно должно быть? — с любопытством спросил Дэн, внимательно наблюдавший за приятелем.

— С таким специфическим натуральным душком. — Тед отверг очередной кусок.

— Тогда, может, вот это?

— Натуральным и свежим, — уточнил пилот, ознакомившись с претендентом. — Ага, ты-то нам и нужен! — Теодор запихал в пакет самый здоровенный и неприглядный с виду экземпляр.
– Что это с ним?

– Он с утра такой. Наверное, поэтому и выпить предложил. У людей ведь это синоним «поговорить», верно?

– И что он тебе рассказал?

– Еще ничего, вы его спугнули.

– Надо же, какая трепетная лань.
Станислав умудрился сохранить благожелательное выражение лица и даже вежливую улыбку (а непроизвольное подергивание левого глаза можно списать на последствия старой контузии).