Цитаты и высказывания из книги Ками Гарсия, Маргарет Штоль. Прекрасные создания

Как объяснить такие чувства? Ты любишь человека, а затем вдруг понимаешь, что теряешь его. Даже если вы по-прежнему сжимаете друг друга в объятиях.
Будь эта девушка даже ангелом смерти, она все равно казалась бы мне прекрасной. Меня восхищали ее огромные зеленые глаза. Странно, что сейчас они казались какими-то другими, чем раньше. Лена обладала самыми длинными ресницами, которые я когда-либо видел. Бледная кожа казалась еще белее на фоне ее разметавшихся черных волос. Небольшая светло-коричневая родинка на скуле под левым глазом напоминала по форме полумесяц. Лена Дачанис отличалась от всех девчонок в нашей школе. Она вообще не походила на знакомых мне людей.
Я не мог отпустить ее. Не мог потерять ее. Как будто я был влюблен в нее, хотя понятия не имел, кто она. Вроде как любовь до первого взгляда.
Ты боишься сблизиться с человеком даже настолько, чтобы просто замечать, есть он в школе или нет.
Я не стал говорить, что все хорошо. Я чувствовал, что она была из тех, кто прекрасно понимал, что это не так.
Я не хотел прожить всю свою жизнь, как проживал ее мой отец — жить в одном и том же доме, в том же маленьком городе, в котором вырос, с теми же самыми людьми, которые никогда не мечтали уехать отсюда.
Похоже, кроме меня никто не обращал на музыку внимания. А мне она проникала прямо под кожу.
Ты точно не с этой планеты. Ты права. И ты отличаешься от других куда больше, чем на чуточку.
Может, я и не знал, кто она, но понимал, что в ней кроется куда больше, чем просто необычное ожерелье и поношенные кеды.
Нельзя пройти по двум дорогам одновременно. Выберешь одну, и на вторую уже не вернешься.
Этот дом был неописуем. В сравнении с ним Белый Дом казался лесной хижиной.
Она не просто какая-то там девушка, которую ты прихватил с собой на места для поцелуев в кинотеатре. Она была куда выше этого.
... я пытался не разрушить всё окончательно. Пытался удержать на ее губах улыбку. Я понимал, чего ей стоило рассказать мне правду. И не мог отвернуться от нее теперь.
Ты не можешь прыгнуть со скалы, если уже летишь вниз с другой, побольше.
Только потому, что ты живешь посередине пути в никуда, не означает, что ты не можешь узнать, где именно ты живешь.
Потерять ее — было самым страшным на свете. Будто я вновь падал в пропасть, только в этот раз я абсолютно точно разобьюсь о землю.
Моя мама говорила: «Правильный поступок и легкий поступок — вовсе не одно и то же.» Я знал, каким должен быть мой правильный поступок, и легким он точно он не будет. Ну, по крайней мере, мир не обрушится.
Некоторые изменения происходили слишком быстро, особенно для города, который не менялся вообще.
Она ушла, и к этому мне было не подготовиться ни за пятьдесят три дня, ни за пятьдесят три года, и даже ни за пятьдесят три столетия.
Еще один парадокс в связи с девушками — они хотят, чтобы их пригласили, даже если идти туда, куда приглашают, они вовсе не желают.
 Меня не волнует, что ты под замком. Я-то на свободе. Если придется, я перееду к тебе домой и буду спать вместе со Страшилой на его коврике…
Мы были ближе, чем можно представить себе близость двоих людей. Думаю, что именно это означает любить кого-то и чувствовать, что ты его теряешь. Даже если он все еще в твоих объятиях.
Я хотел быть к ней так близко, как только можно было находиться без риска получить еще один инфаркт.
Что касается упоминания судьбы, то вопрос в том, кто хозяин твоей судьбы: ты сам или звезды над головой?
На самом деле это она спасала меня, и я не был готов к тому, что она внезапно перестанет это делать.
Какое-то время я не знал, что ей ответить, потому что простого «Я люблю тебя», казалось, будет недостаточно. И эти слова не могли выразить все, что я хотел сказать: как она спасала меня от этого города, от моей жизни, от моего отца. От себя самого. Как три слова могут все это выразить?
Ожерелья талисманов... Все они выглядели кучей безделушек, и в основном это они и были — самые важные безделушки в мире.
Малоизвестный факт обо мне — я постоянно читаю. Книги были тем единственным, что отдаляло меня от Гатлина, хоть и на короткое время. У меня в комнате на стене висела карта, и каждый раз, когда я читал о каком-то месте, куда хотел бы поехать, я помечал это место на карте. Нью-Йорк из «Над пропастью во ржи». «В диких условиях» привели меня на Аляску. Когда я читал «В дороге» я добавил Чикаго, Денвер, Лос-Анжелес и Мехико. Керуак вообще-то мог завести вас куда угодно.
Чем больше она убегала от меня, тем сильнее мне хотелось следовать за ней.
В нашем краю не бывает сюрпризов. Иногда у меня создается впечатление, что мы живем в эпицентре абсолютного застоя.
Даже пусть эти миры пересекаются, они все равно разные. Мы не можем жить сразу в двух.
Ты говоришь, ты не такой как все, хотя на самом деле такой же. Ты хочешь, чтобы я отличалась от них, только отличалась на чуточку, а не была совершенно другой.
Если бы я могла найти место, куда можно было бы сбежать, укрыться в безопасности, я бы сегодня уже была там.