Цитаты и высказывания из книги Абу-ль-Фарадж ибн Гарун / Григорий Бар-Эбрей. Книга занимательных историй

Когда Бузурджмихр был заключен в тюрьму, его друзья обратились к нему с вопросом:

— Чем ты утешаешься в своем несчастье?

Он ответил:

— Четыре изречения повторяю я сейчас. Во-первых, говорю я себе, все предопределено судьбою, и случившегося невозможно было избежать. Во-вторых, говорю я себе, если эти страдания и выше моих сил, мне остается только одно — терпеть. В-третьих, говорю я себе, можно было бы попасть в еще более страшную беду. И в-четвертых, говорю я себе, возможно, избавление уже близко, а я об этом еще не знаю.
Говорят, что когда у индийцев умирает человек, его друзья вооружаются, подходят к дому покойника и обращаются к его родным с такими словами:

— Покажите нам, кто умертвил близкого вам чело века, мы убьем его.

Им отвечают:

— Его убийца незрим, победить его нельзя.

Тогда пришедшие говорят:

— Не стоит вам так сильно горевать, если власть его настолько велика, что никто из нас не в силах с ним бороться.

Так они утешают скорбящих.
— Адам согрешил, а помазанник божий был распят на кресте за его грехи, дабы искупить их.

— Это несправедливо. Тот, кто совершил преступление, тот и должен быть распят на кресте.
Платона как-то упрекнули в том, что он беден. На это он возразил:

— Неужели мне следует стремиться приобрести то, что жадность и скупость тщательно охраняют, а щедрость и расточительность в конце концов уничтожают?
Некто сказал:

— Избегай многословия, ибо оно подобно большому пространству, на котором лежит множество камней преткновения.
— Каково, собственно говоря, назначение оратора? — спросили одного философа.

— Возвеличивать людей ничтожных и умалять заслуги людей великих, — ответил он.
У одного философа была дочь. За нее сватались двое — бедный и богатый. Философ выдал дочь замуж за бедняка. Когда его спросили, почему он так поступил, философ ответил:

— Богатый жених — глуп, и я опасаюсь, что он вскоре обеднеет. Бедный жених — умен, и я надеюсь, что со временем он разбогатеет.
Аристотель сказал:

— Глупец не испытывает огорчений от скудости своего ума, подобно тому как пьяница не чувствует шипа, который вонзился ему в руку.
Один мудрец сказал:

— Умный человек в поисках средств к жизни готов отправиться в дальние края, на все четыре стороны; глупый же ищет себе пропитание только в том месте, где отец его родил.
Бузурджмихр сказал:

— Беда нашего общества заключается в том, что оно не вознаграждает человека по заслугам. Либо оно дает ему значительно больше того, что ему положено, либо оно дает ему значительно меньше.
Один мудрец сказал:

— Воздержанность и распущенность проявляются не только в поступках, но и в словах.
Некто сказал:

— Если ты претендуешь на вознаграждение, которое превышает твои заслуги, и тебе в нем отказано, — пеняй на себя, потому что ты запросил больше того, что тебе положено.
— Кого можно считать по-настоящему сильным? — спросили одного мудреца.

— Того, кто уберегает себя от сетей обжорства и разврата, — ответил он.
Некто сказал своему сыну:

— Если ты обеднеешь, не сообщай об этом даже своим друзьям, дабы они не стали относиться к тебе высокомерно. Это причинит тебе боль.
Мудрец сказал:

— Не делай своим домочадцем человека, которого чуждаются его родственники, ибо им выпало на долю больше общаться с ним, чем тебе, и они его лучше знают.
Некто сказал:

— Высшая степень риторического искусства заключается в том, чтобы уметь выдавать истину за ложь, а ложь — за истину и заставлять людей делать то, чего они не хотят делать, и не делать того, к чему они стремятся. При этом надо так убедить их, чтобы они действовали с охотой, без всякого принуждения.
Честному человеку, который вел светский образ жизни, Бог сказал:

— Беги от людей, и тогда ты будешь жить по-настоящему.

Он намекал, что ему следует уйти в пустыню.

Вскоре этот человек услышал тайный голос, говоривший:

— Беги, держи на запоре свои уста — и ты будешь жить спокойно.

Это значит, что только отшельнический образ жизни дает человеку истинное спокойствие.
Один монах сказал:

— Тот, кто живет мирской жизнью, не замечает своих грехов из-за сутолоки повседневных дел. Если же он заживет тихой жизнью отшельника в пустыне, его душа будет созерцать Бога и он очистится от грехов.
Отец Иаков говаривал:

— Если человек поучает своего ближнего без всякой просьбы с его стороны, это равносильно тому, что он обличает его в невежестве.
Другой мудрец сказал:

— Оберегайте ваших жен от увлечения музыкой и пением, ибо эти увлечения разрушают скромность и рождают страсти, приводят к невоздержанности и опьяняют сильнее вина.
Ученый человек присутствовал за пиршественным столом среди гостей, упивавшихся медом и молоком. И он сказал слугам:

— Принесите мне такой напиток, за который человек готов душу отдать, если этот напиток отсутствует, но который мы небрежно проливаем, если его имеется вдоволь.

Он намекал на воду.
Один отшельник наставлял царя следующими словами:

— Хорошенько усвой, что, если бы сокровища, находящиеся сейчас в твоем хранилище, оставались в руках твоих предшественников, они никогда бы не дошли до тебя. Следовательно, и ты должен приобретать все, чего у тебя нет, заранее примирившись с мыслью, что твоя собственность не останется твоей навеки.
У одного ученого спросили:

— Какими будут люди в день воскресения из мертвых?

Он ответил:

— Раскаявшиеся уподобятся овце, отбившейся от стада, но потом вернувшейся на пастбище. Упорствующие же в своих заблуждениях уподобятся овце, которую укусила бешеная собака. В такую овцу вселился сатана, и ее нужно заковать в цепи, дабы она не заразила других.
Некий правитель упрекнул аскета:

— Почему ты не поклоняешься мне, как это надлежит делать всем моим слугам?

Аскет ему ответил:

— Пойми ты, что не я твой слуга, а ты слуга моих слуг. Я обрел господство над всеми мирскими желаниями, и они мне подчиняются. Ты же — раб мирских желаний, они победили тебя, властвуют над тобой, и ты их слуга.
Один мудрец сказал богачам:

— Клянусь именем Бога, что когда вы покинете сей мир, то ни к чему так не будете стремиться, как к тому, чтобы вернуться в него снова и творить добро, дабы удостоиться блаженства вечного и спасти себя от наказания. Так совершайте же благие дела сейчас, пока вы пребываете в мире сем, до того как вы покинете его и уже никогда не сможете вернуться снова.
У одного отшельника спросили:

— Почему ты не порицаешь в людях их недостатки?

— Потому, что я сам не лишен их, — ответил он.
Врач спросил больного, страдавшего расстройством желудка, о причинах заболевания.

— Я ел горелый хлеб, — ответил больной.

Врач ему сказал:

— Советую тебе сурьмить веки, это улучшит твое зрение.

Больной ему возразил:

— Не по поводу глаз я к тебе обращаюсь, а по поводу живота.

Ответил ему врач:

— Я знаю, но даю тебе совет, относящийся к зрению, для того чтобы ты впредь отличал горелый хлеб от обычного и не ел его.
Коза взобралась на высокую крышу и оттуда безбоязненно поносила волка. Он слушал, слушал ее ругань, а потом сказал:

— Это не ты, коза, говоришь столь дерзкие слова, а место, где ты находишься.
Одного философа спросили:

— В чем проявляется истинная щедрость?

— В том, чтобы в трудное время помочь нуждающимся, — ответил он.
Один скряга тяжело заболел. Наступил день кризиса, но он не потел. Об этом его слуги доложили врачу. Тогда врач посоветовал:

— Ешьте в его присутствии дорогое печенье, которое он когда-то сам едал. Заметив это, больной мигом вспотеет.
Один шут сказал:

— Я и мой брат — близнецы, в одно время мы вышли из чрева нашей матери, но он стал богатым торговцем, а я бедным шутом. Можно ли после этого верить астрологам? Нужно ли другое доказательство их лживости?
Вор, забравшись в чужой дом, долго в нем шарил, но ничего не нашел, кроме пера и чернил. Уходя, он сделал надпись на стене:

«Мне очень жаль, что вы такие бедные и так нуждаетесь».
Александру Македонскому были преподнесены в дар великолепные стеклянные сосуды. Они ему очень понравились, но он приказал их разбить. Когда его спросили, почему он так странно распорядился, Александр ответил:

— Я знаю, что со временем эти стеклянные сосуды были бы неизбежно разбиты, один за другим, руками моих слуг. И каждый раз после такой потери я бы огорчался и гневался. Так не лучше ли одним сильным огорчением сейчас устранить повод для многих огорчений в будущем?
Один лекарь говаривал:

— Умеренность — союзник природы и страж здоровья. Поэтому, когда вы пьете, когда вы едите, когда двигаетесь и даже когда любите — соблюдайте умеренность.
Аристотель однажды сказал:

— Умный человек всегда согласится с другим умным человеком, глупый же обычно не соглашается ни с умным, ни с глупым. По аналогии можно сказать, что все прямые линии всегда совпадают между собой, кривые же отрезки никогда не совпадают ни друг с другом, ни с прямыми линиями.
— Чем ты отличаешься от царя? — спросили одного философа.

— Царь — раб своих страстей, я же — их повелитель, — ответил он.
Один философ сказал:

— Бывают четыре вида наслаждений: минутное, длящееся целый день, длящееся месяц и длящееся всю жизнь.

Чувственная любовь дает лишь минутное наслаждение. Когда рождается сын, человек наслаждается целый день, пока ребенок еще не надоел ему своим криком. Новобрачная наслаждается целый месяц, пока не забеременеет. Большое богатство дает возможность наслаждаться всю жизнь.
У одного мудреца спросили:

— В чем суть Божьего благословения и в чем суть его проклятия?

Мудрец ответил:

— Когда юноши по уму и благочестию уподобляются старикам — это божье благословение. Когда же старики по уму и благочестию уподобляются юношам — это Божье проклятие.
Один философ сказал однажды скупому:

— Не думай, что ты очень расчетлив и бережлив. Наоборот, ты щедрее и расточительнее многих, ибо через некоторое время ты оставишь все свое имущество наследникам, и не только тем, которые нравились и угождали тебе, но и тем, которые к тебе плохо относились.
У мудреца спросили:

— Чем отличается страх от ужаса?

Он ответил:

— Страх бывает перед искушением, ужас — после того как поддашься ему.
Мудрец сказал:

— Коварный человек подобен обнаженному мечу: внешний вид его привлекателен, но малейшая неосторожность в обращении с ним грозит увечьем.
Кир написал мудрецу Хурмузду:

«Если бы правители знали, как они нуждаются в мудрых советниках, а мудрецы понимали, насколько они не зависят от правителей, то не было бы ничего удивительного в том, что правители постоянно обивали бы пороги мудрецов».

Дело в том, что правители нуждаются в мудрецах значительно больше, чем мудрецы в правителях.
У мудреца спросили:

— Верно ли, что ненавидят тех, кто говорит правду?

— Верно по отношению к клеветникам, — ответил мудрец.
Бузурджмихр* сказал:

— Лучше временно унизиться, чтобы в конце концов победить, чем победить таким образом, что в конечном счете эта победа привела бы к постоянному унижению. Был же такой случай, когда некто вначале унизился, а затем, как тиран, властвовал над нами.