Цитаты и высказывания из книги Джордж Мартин. Битва королей

— Матерь драконов… дитя троих…

— Троих? — непонимающе повторила она.

— Ибо три головы у дракона… — Призрачный хор шуршал у нее в голове, хотя губы вокруг не шевелились, и ничье дыхание не колебало синий воздух. — Матерь драконов… дитя бури… — Шепоты складывались в песнь. — Три огня должна ты зажечь… один за жизнь, один за смерть, один за любовь… — Сердце Дени билось в такт с тем, что плавало над столом. — Трех коней должна ты оседлать… один для похоти, один для страха, один для любви… — Ей показалось, что голоса стали громче, а ее сердцебиение и дыхание — медленнее. — Три измены должна ты испытать… одну из-за золота, одну из-за крови, одну из-за любви
Их так много, этих обетов... язык устанет клясться. Защищать короля. Повиноваться королю. Хранить его тайны. Исполнять его приказания. Отдать за него жизнь. Повиноваться своему отцу, помимо этого. Любить свою сестру. Защищать невинных. Защищать слабых. Уважать богов. Подчиняться законам. Это уж чересчур — что бы ты ни сделал, какой-нибудь обет да нарушишь.
Только дурак принижает себя — ведь в мире полно людей, готовых сделать это за него.
Любовь — это яд, Санса. Да, он сладок, но убивает не хуже любого другого.
— Мне сказали, что его недолюбливают.

— Его боятся — это лучше всякой любви.
Женская жизнь — это на девять частей грязь и только на одну красота, скоро сама узнаешь... и та ее часть, которая кажется самой красивой, оказывается самой грязной.
Призраки водятся везде. Мы носим их с собой, куда бы ни отправились.
Ничто так не сплачивает расколовшееся королевство, как чужеземная армия, вторгшаяся в его пределы.
Ветрено, холодно и сыро. Незавидное место, по правде сказать... но мой лорд-отец говорил мне, что в суровых местах растут суровые люди, а суровые люди правят миром.
Если половина лука почернела от гнили, мы говорим, что лук гнилой. Человек либо хорош, либо плох.
— Берегись, — сказала женщина в красной лакированной маске.

— Но чего?

— Всего. И всех. Они будут приходить днем и ночью, чтобы посмотреть на чудо, вновь пришедшее в мир, а увидев, они его возжелают. Ибо драконы — это огонь, облеченный плотью, а огонь — это власть.
Дурочка. Слезы — не единственное оружие женщины. Между ног у тебя есть другое, и неплохо бы научиться пользоваться им. Мужчины-то орудуют своими мечами вовсю — мечами обоего рода.
Преданные наемники — такая же редкость, как шлюхи-девственницы.
На опушке Волчьего Леса Бран повернулся в корзине, чтобы еще раз взглянуть на замок, где прожил всю свою жизнь. Дым еще поднимался в серое небо, но не в большем количестве, чем шел бы из труб Винтерфелла в холодный осенний день. Амбразуры кое где почернели от копоти, там и сям зияли прогалы на месте обвалившихся зубцов, но издали ущерб казался не таким уж большим. За стенами, как много веков подряд, торчали верхушки зданий и башен — кто бы подумал, что замок разграблен и сожжен? «Камень крепок, — сказал себе Бран, — корни деревьев уходят глубоко, а под землей сидят Короли Зимы на своих тронах. Пока они существуют, существует и Винтерфелл. Он не умер, он просто сломан, как я, — я ведь тоже жив».
Ну что мне делать с моим братом? Я предлагаю ему полкоролевства, он отказывается, я даю ему персик, а он даже от персика отказывается!
Красивая баба. Такое достоинство и грацию у шлюхи редко встретишь. Хотя она себя, конечно, считает скорее жрицей. В этом‑то, пожалуй, и весь секрет. Не столь уж важно, что мы делаем, – важно как.
Вырвав человеку язык, вы не докажете, что он лжец, а лишь дадите понять, что боитесь его слов.
— Чем объяснили лорды свой отказ?

— Это все делали по-разному — кто деликатно, кто напрямик, кто извинялся, кто обещал, кто попросту врал. Да что такое слова, в конце концов?
— Я — регент Джоффри, и я послала ему королевский приказ!

— А он взял и не послушался. У него большая армия — он может себе это позволить.
Отвага сродни безумию — так я по крайней мере слышал. Какое бы проклятие ни тяготело над башней Десницы, я, хотелось бы думать, настолько мал, что он меня не заметит.
Свежие крысы, конечно, предпочтительнее тухлых, с этим не поспоришь. Пугало то, что эти крысы выглядели аппетитнее, чем большая часть подаваемого в мясных рядах.
Вы, вестероссцы, всегда торопитесь. Какой в этом прок? Кто спешит жить, спешит к могиле.
Что за мир, где контрабандисты низкого рода должны ручаться за честь королей?
Она попыталась представить себе, каково это — лететь по воздуху, сидя на шее дракона. Должно быть, так же, как когда стоишь на вершине горы, — только лучше. Ты видишь под собой весь мир.
— При чём же здесь боги?

— Боги создали не только наши души, но и тела — разве не так? Они дали нам голоса, чтобы мы возносили им молитвы. Они дали нам руки, чтобы мы строили им храмы. Они вдохнули в нас желание, чтобы мы и этим способом покланялись им.

— Не забыть сказать об этом верховному септону. Если бы я мог молиться своим мужским естеством, я был бы гораздо набожнее.
Отец однажды сказал мне, что ни один лорд не позволит чувствам восторжествовать над честолюбием.
Собак я люблю больше, чем рыцарей. <...> Собака отдаст за тебя жизнь и никогда тебе не солжёт. И смотрит прямо в глаза.
От беспокойства ещё никто не умирал, а вот бесшабашность — дело иное. Мы посеяли семена — дай им прорасти.
— В Вас, пожалуй, больше от Рейегара, но Рейегар дал себя убить. Роберт уложил его на Трезубец своим боевым молотом — всего лишь. Даже драконы смертны.

— Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает.
Кхалиси, Семь Королевств не упадут вам в руки, как спелые персики с ветки. Вам понадобится флот, армия, золото, союзники...
Прежде Семь Королевств были как кхаласар моего Дрого, спаявшего своей волей сто тысяч человек. Теперь государство распалось, как кхаласар после смерти моего кхала.
Ты можешь назвать его [сон] зелёным, если хочешь... но не забудь при этом о тех десятках тысяч снов, которые не сбылись.
Все те, кто изучает высшие тайны, сами рано или поздно пробуют чародействовать. Я тоже, должен сознаться, поддался искушению. Что поделаешь, я тогда был мальчишкой, а какой юнец не мечтает втайне открыть в себе неведомую ранее силу?
Есть, конечно, многое, чего мы ещё не понимаем. Время складывается из веков и тысячелетий, а что видит всякий человек за свою жизнь, кроме нескольких лет и нескольких зим?
Возможно, некогда магия была в мире могущественной силой, но теперь это больше не так. Нам осталась разве что струйка дыма, висящая в воздухе после большого пожара, да и она уже тает.
Мы смотрим на горы и называем их вечными, и они действительно кажутся такими... но с течением времён горы вздымаются и падают, реки меняют русло, звёзды слетают с небес, и большие города погружаются в море. Мне думается, даже боги умирают. Всё меняется...
— На востоке есть маги и колдуны...

— Вернее, люди, которые называют себя магами и колдунами.
— Позови Бронна, а потом беги на конюшню и вели оседлать двух лошадей.

— Лошадей?

— Ну да. Таких больших четвероногих тварей, которые любят яблоки. Ты их уже видел, я уверен.
— Моя дражайшая сестрица, похоже, принимает меня за Неда Старка.

— Я слыхал, он был выше ростом.

— Только не после того, как Джефф снял с него голову. Надо было одеться потеплееночь холодная.

— Мы что, куда-то едем?

— Блестящий ум. Наёмники все такие?
— Король делает что хочет.

— Эйерис Таргариен тоже делал что хотел. Разве мать не рассказывала тебе, что с ним случилось?
Учитесь больше полагаться на свои уши, чем на рот, иначе ваше царствование будет короче, чем мой рост.