Цитаты и высказывания из книги Борис Акунин. Не прощаюсь

— ... К счастью, современная наука мало что знает про устройство мозга.

— Почему «к счастью»? — спросил тогда Маса.

И сэнсэй, мудрый человек, ответил:

— Потому что когда нет твердого знания, остается надежда на чудо.
Если мир перестал тебе нравиться, а ты не можешь его изменить, предоставь мир собственной карме и удались.
Волк тоже залезает в овчарню и выбирает, какую овцу утащить, а остальные стоят смирно, ждут и даже не блеют. Воистину всякий человек сам решает, кто он в жизни: овца, волк или человек.
Ничего и никого не жалеть — слишком дорогая цена. Даже за свободу.
Любить можно или умом, или телом, а и тем и другим вместе — никак.
Быть женщиной очень выгодно. Когда угодно — ты слабая. Когда понадобится — сильная.

Пользуйся гонором и мышечной силой мужчин, ими легко манипулировать. Миром вообще должны управлять женщины. Бо́льшую часть своей истории человечество просуществовало при матриархате, и все было отлично. Проблемы начались, когда общество возглавили мужчины.
Да, я намерен попасть на белую т-территорию. Но только за тем, чтобы выбраться из страны, которая хочет заменить плохое прошлое на ужасное будущее. Ничего изменить я не могу, а наблюдать за этим процессом не хочу.
... самые интересные лица бывают у женщин средних лет. Ещё можно разглядеть вчерашнюю девочку, и уже видно завтрашнюю старуху.
Со временем, когда я узнал жизнь и народ получше, из трех идеалов сохранился только один, главный: братство. Свободы и равенства не существует. Это городские химеры
С мужчинами иметь дело легко, особенно с сильными. Будь с ними слабой, во всем спрашивай совета и проси рассказывать о былых подвигах.
Все-таки мужчины поразительные существа. Им кажется, что если сто лет назад в миг слабости ты ему что-то позволила, это имеет какое-то значение.
Беда с мужчинами в чем? Разговаривать хочется с умными, а обниматься с эротичными, однако эротичный мужчина, как правило, не умен, а умный — неэротичен.
Прочнее всего союзы, в которых один партнёр — цветок, а второй — горшок. Пока почва в горшке питательна и достаточно увлажнена, цветок будет делать то, что ему предписано — цвести, а горшок этим любоваться. Обоим польза.
Знаете, у меня нет претензий к плохим людям. С ними все ясно: они на стороне Зла. Но мне тяжело смотреть на хороших людей, которые неумны или слабы. За свою долгую жизнь я пришел к выводу, что Злу больше везёт со своими сторонниками, чем Добру. И дезертиры из армии Добра гораздо многочисленнее. Это понятно даже и с физической точки зрения. Падение даётся легче, чем сопротивление.

Я уехал из-за всеобщего бессилия.
Психиатры нужны только там, где психически здоровые люди изолируют от общества психических больных, а в стране, где психи сажают здоровых, мне делать нечего.
Никакого «мира людей» не существует, как не существует и абстрактного «человека». Есть мужчина и есть женщина. Они по-разному устроены, по-разному живут, интересуются разными вещами, руководствуются в своем поведении различающимися этико-эстетическими нормами. Во многих отношениях мир Ян и мир Инь даже противоположны...

Мир Ян подвластен разуму и покорен воле, тверд и ясен, в нем «да» значит «да», а «нет» значит «нет», и, в общем, всегда понятно, где Добро и где Зло.
Душа — как вода. Ударит мороз — становится холодной и каменно твердой. Кажется, что это навсегда, что зима никогда не закончится. Но приходит весна, и камень тает, сочится капелью, растекается влагой, которая под лучами горячего солнца начинает нагреваться.
На войне всегда так. Выбираешь не между Добром и Злом. Только — за какую воюешь розу. А если тебя м-мутит от запаха роз, отходишь в сторону.
Объективно рассуждая, женский мир несравненно лучше мужского. Он и добрее, и жертвенней, и красивее, и живее. Идеологи Бусидо утверждают, что истинное назначение мужчины — хорошо умереть. Если так, то истинное назначение женщины — хорошо жить. Не случайно мужчины ловчей всего умеют отбирать жизнь, женщины же ее дарят. Мужчине существовать в мире Инь нелегко.
Прямо на тротуаре две крысы спокойно, по-хозяйски обгладывали мертвую кошку. Отличная аллегория того, что случилось с Россией, подумал Эраст Петрович: кто был ничем, тот стал всем.