Цитаты Стаса Янковского

Счастье — это когда ждёшь, что придёт ***ец, а приходит жопа.
Каждый русский человек что-то думает о своём правительстве, но совсем не каждый может сказать это цензурно.
Труднее всего спорить ни о чём, но именно в этих спорах рождаются великие ораторы, адвокаты и политики.
Народ хочет, чтобы им правил честный, добрый, мудрый и волевой человек. Но в конституции написано, что править может только один.
Всё ценное достаётся дорого. Всё бесценное теряется даром.
— Дорогой, ты себя плохо чувствуешь? Наверное таблетку забыл выпить?

— Нет, дорогая. Это ты мне не дала... Кстати, действительно надо выпить.
Чтобы продать что-то ненужное, надо обмануть кого-то наивного.
Во взрослом продолжении детской сказки Мальвина вышла замуж за Буратино и потом долго и счастливо его пилила.
Совесть — это такой товар, которого, чем меньше, тем больше обороты торговли.
Чтобы понять, что хочет человек, поставь себя на его место. Чтобы понять, что он может, поставь его на своё.
Железный занавес между Россией и остальным миром не рухнул. Его просто переставили между Москвой и остальной Россией.
Жизнь — это не то, что с тобой творится, это то, что ты творишь.
Смысл происходящих в России реформ в том, что всё в государстве должно делаться для человека. И мы догадываемся — для какого человека.
Раньше как-то всё было натуральным, а теперь всё искусственное — от новогодних ёлок до дырок на джинсах, от пищевых добавок до генов в картошке и от улыбок на лицах до президента в Кремле...
Человек не знает, какие знания ему пригодятся завтра, но знает, какие знания ему пригодились бы вчера.
Дурак тот, кто поверит в один и тот же обман дважды. Круглый дурак тот, кто поверит трижды. Мы верим в обещания синоптиков и политиков ежедневно.
Дачный участок у меня задним забором примыкает к полю. По краю поля вдоль забора идёт дорога. Соседский участок уже лет двадцать пустует, весь зарос подлеском и крапивой, а главное — забора со стороны поля нет. Народ по дороге ходит и бросает в эти заросли всякий мусор: от обрывков рубероида и кусков шифера до пустых бутылок и использованных презервативов. Надоело мне это беcкультурие и вывез я весь этот мусор в контейнеры, до которых по той же дороге было всего сто метров. А на месте свалки на ветвях выросшего там дуба повесил табличку: «Частная территория. За мусор штраф лопатой по морде!».

Подействовало. Теперь весь мусор бросают под мой забор.
Счастье приходит просто так и уходит так просто...
Война — это продолжение политики силовыми средствами.Политика — это продолжение экономики конституционными средствами.

Российская экономика — это продолжение воровства законными средствами.
Разум — это то, что позволяет человеку обдуманно совершать самые невероятные ошибки.
Если уж третья часть сигаретной пачки теперь отводится на предупреждения типа «Курение убивает», то на телевизоре под аналогичные цели надо отводить не меньше пол-экрана: «Сериалы разжижают мозги», «Реклама растит дебилов», «Новости отупляют», «Канальный юмор вызывает непроходимую тошноту»....
Володя, я тут копался в интернете и нашёл на РБК вчерашние результаты опроса общественного мнения, по которым тебе доверяет только 12% населения, а мне 9%. Что ты скажешь по этому поводу?

— Во-первых, Дима, я скажу — поменьше копайся в интернете, а то через 2 года не станешь премьером. А во вторых скажу, что надо ещё тщательно проверить все данные по налоговому, финансовому, пожарному, санитарному и экологическому состоянию дел в этом РБК
Запретить думать — трудно. Но ещё труднее — заставить.
Когда в России не было ни одной партии, то в ней происходили дворцовые интриги и перевороты.

Когда в России появилось несколько партий, то в ней произошло несколько революций и гражданская война.

Когда в России осталась одна партия, то произошли репрессии, застой и развал.

Теперь, когда в России много партий, но на самом деле только одна, да и та не совсем партия, следует ожидать всего вышеперечисленного сразу.
Позитив в человеке сильнее негатива. Больше чем ругать то, что не нравится, люди любят интересоваться тем, что их не касается, учить тому, что не умеют, и рассуждать о том, в чём не разбираются.
Правда приблизительна и размыта. Ложь точна и целенаправленна.
Удача, как женщина. Если за ней не бегать, она обидится и придёт сама.
В России все проблемы назревают долго, решаются срочно и решения принимаются временные. От этого быстро появляются новые проблемы, которым опять дают перезреть, чтобы потом срочно решать и снова принимать временные решения.
Всё плохое само не уйдёт, всё хорошее вдруг не наступит.

Ожиданье лишь время крадёт, а надежда на чудо наступит.
Любительский спорт — это жизнь с игрой. Профессиональный спорт — это игра с жизнью.
Пессимисты считают, что в России всё уже украдено.

Оптимисты считают, что ещё не всё.
Если к власти приходит жопа, то конституция становится основной туалетной бумагой.
Газпром — это наше всё. А мы — его ничто.
Интернет — это свобода прятать лицо за аватаром, имя за ником, а мысли за постами. Это и есть свобода от себя.
Похудеть, не ограничиваясь в еде — это то же самое, что победить лень, не вставая с дивана.
Если о твоих гадостях никто не узнает, то ты не только избежишь всех неприятностей, но и не получишь никакого удовольствия.
Как правительство может контролировать положение дел в стране, если оно не может контролировать даже собственный словесный понос?
Почему если привечают, то по-отечески, а если посылают, то по матери?
Да что там Windows! Самая неотлаженная и глючная система — это Жизнь.
Все наши политики могут считать себя посланцами народа, поскольку народ их действительно посылает.
Весна в этом году задержалась и незаметно перешла в осень.
Зависть — это такое особое чувство справедливости. Бывает двух видов: корыстная и бескорыстная. Корыстная — «Хочу, чтобы и у меня это было!», бескорыстная — «Хочу, чтобы и у него этого не было!»
Хуёво — некомфортное ощущение от всего сущего и текущего.
Воспитывать детей надо так, чтобы, когда вы состаритесь, они бы вас не воспитывали, а любили.
Мечты — это когда думаешь, что будет лучше, чем будет.Ностальгия — это когда думаешь, что было лучше, чем было.Реальность — это когда есть, что есть.

А счастье — это когда не думаешь, что есть, что было, и что будет.