Цитаты Оскара Уайльда

Работа – последнее прибежище тех, кто больше ничего не умеет делать.
Есть бездны, в которые хочется смотреть бесконечно, одна из них — женское декольте.
Строгая мораль — это всего лишь наше отношение к тем людям, которые не нравятся нам.
Всякое действие ограничено и относительно. Беспредельна и абсолютна лишь греза.
Когда человек действует, он марионетка; когда он описывает, он поэт.
Но ведь богатые потому и богатые, что не любят расставаться с деньгами.
Пессимист — это человек, который жалуется на шум, когда к нему в дверь стучится удача.
— Есть поговорка, что хорошие американцы после смерти отправляются в Париж. А дурные?

— В Америку.
Anyone who lives within their means suffers from a lack of imagination.

Каждый, кто живет по средствам, страдает от недостатка воображения.

(Любой, кто живет в пределах своих возможностей, страдает от недостатка воображения.)
I am not young enough to know everything.

Я не столь молод, чтобы всё знать.
Тот, кто так озабочен просвещением других, никак не выберет времени для собственного просвещения.
Старики всему верят, люди зрелого возраста во всем сомневаются, молодые всё знают.

(Старики всему верят, люди средних лет всех подозревают, молодые все знают.)
Ничто не может сравниться с молодостью. Люди средних лет в залоге у жизни. Старые — в жизненной кладовой. Но молодость — царица жизни. Ее ждет царство. Всякий родится царем, и большинство людей умирает в изгнании — как большинство царей.
Люди в своем большинстве живо интересуются всем на свете, за исключением того, что действительно стоит знать.
Between the optimist and the pessimist, the difference is droll. The optimist sees the doughnut; the pessimist the hole!

Между оптимистом и пессимистом есть забавное различие. Оптимист видит пончик, пессимист дырку!
Человечество существует тысячи лет, и ничего нового между мужчиной и женщиной произойти уже не может...
В прежнее время книги писали писатели, а читали читатели. Теперь книги пишут читатели и не читает никто.
Ведь разум мужчины — это, по-моему, самый лживый и дурной советчик на свете, не считая разве что разума женщины.
... перейти в католицизм — значит отринуть и принести в жертву два моих великих божества — Деньги и Честолюбие.
... все блестящие личности должны встречаться на своих орбитах, как некоторые из самых приятных планет.
Больше же всего я сожалею о том, что в Оксфорде до сих пор так много молодых людей, которые готовы считать свое собственное невежество мерилом, а свое собственное самомнение критерием любого произведения, порожденного творческим воображением и чувством прекрасного.
... в наше время выбор обстановки и цвета обоев полностью занял место средневекового копания в душе и обычно связан с не меньшими муками совести.
Это все равно, что получить букет сорванных цветов и лишиться удовольствия собирать их самому.
Дайте мне излишества жизни, и я охотно обойдусь без необходимого.

Let me be surrounded by luxury, I can do without the necessities!
Никогда не любите того, кто относится к вам, как к обычному человеку.
There are many things that we would throw away if we were not afraid that others might pick them up.

Есть много вещей, которые мы хотели бы выбросить, но боимся, что другие могут их забрать.
Невежество подобно сочному, изысканному плоду, но лишь дотронься — пропадает вся красота.
Шпионы — вымирающая профессия. За них теперь все делают газеты.
Единственное, что нам доподлинно известно о человеческой натуре, — это что она меняется. Изменчивость — единственное предсказуемое её свойство.
Что касается современной литературы, то я отнюдь не собираюсь её защищать. Она оправдывает своё существование великим законом Дарвина о выживании вульгарнейших.
Человек может поверить в невозможное, но никогда не поверит в неправдоподобное.
Когда меня выпустят на свободу, я попросту перейду из одной тюрьмы в другую.
Очень трудно не быть несправедливым к тому, кого любишь.
The only thing to do with good advice is to pass it on. It is never of any use to oneself.

Лучшее, что можно сделать с хорошим советом, это пропустить его мимо ушей. Он никогда не бывает полезен никому, кроме того, кто его дал.
Моррис: Против меня существует заговор – заговор молчания. Так что же мне делать?

Уайльд: Присоединяйтесь!
Атеизм нуждается в религии ничуть не меньше, чем вера.
После первого стакана видишь вещи в розовом, после второго — в искажённом, а потом уже — в истинном свете, и это — самое страшное, что может быть.