Цитаты Ивана Абрамова

Елена Малышева в полицейском участке:

— Зачем вы разрезали у женщины сумку и достали оттуда кошелёк?

— Просто понимаете, сумка — это как живот, а кошелёк — это аппендикс, который нужно было изъять.

— Зачем вы сделали это в метро?

— Просто метро — главная артерия Москвы. А я как маленький углеводик попала в кровообращение.

— Зачем вы убегали от нашего сотрудника.

— Во-первых, не убегала, а уходила. А во-вторых, я хотела показать, что не все сотрудники милиции пройдут переаттестацию.
Представьте: ведущий новостей оговорился и назвал Путина Юрием.

— Так, Ваня, ничего страшного, бывает. Соберись... Собрался?

— Да, да...

— Выходи, за тобой приехали.

— О_О

— Да шучу я, шучу!
Мама трансвестита Олега не знала как реагировать на ситуацию: вроде бы и гвоздь дома забьёт и помадой поделится.
Не было бы счастья, да несчастье помогло. Очень некрасивая девушка из Воронежа поехала в Москву поступать. Не поступила. Решила работать путаной, но проститутки скинулись и оплатили ей дневное обучение.
Издержки профессии. Продавщицы ларьков, идя домой с работы, некоторые время пугаются, видя людей целиком.
— Наши ребята — Максим Чудов и Дмитрий Ярошенко — в Оберхофе в мужском спринте на 10 км взяли золото и серебро. Максим, поздравляю с золотом! Дмитрий, как же так?
After Putin — послезавтра.

To Medvedev — подменять кого-либо.

Could you Medvedev me after Putin? — Ты не мог бы подменить меня послезавтра?
Если объявление: «Продам принтер» написано от руки, покупать его не стоит.
Сын трудовика и учительницы музыки окончил школу с двумя пятёрками.
Молодая пара ужинала дома при свечах, но всю романтику испортила бабушка, которая вышла из комнаты и перекрестилась.
— И как фамилия будущего зятя?

— Ляшкин!

— .. Вот и прервалась династия Разумовских! 70 лет коммунизма не прервали династию, а тут какой-то Ляшкин! Главное, не Сталин… Ляшкин! Господи, так это же будет? Ляшкина Даша! Это прямо как ругательство новое. Ляшкина Даша!

— Папа, между прочим, если бы ты не взял фамилию мамы, так бы и был сейчас Удодовым!

— Это всё верно, но вот это нужно говорить немножечко потише.
Друзья, перенесемся в студию программы «Хочу знать» с Михаилом Ширвиндтом.

— Здравствуйте, дорогие друзья... И вот следующее письмо к нам пришло из прекрасного города Вологда. Вот Андрей из Вологды спрашивает: «Скажите пожалуйста, а правда ли, что в Майами живут самые шикарные проститутки?»... Ну что ж, давайте съездим и проверим...

— Михаил, можно по тексту, пожалуйста?

— Нэ-нэ-нэ-нэ! «Где производится вологодское, мать его, масло?» Ребят, ну Вологда!
Недавно Путин подписал закон о запрете мата в СМИ. Мне кажется, мы можем по-разному относиться к нашему президенту, но нужно признать, что всё-таки это самый лучший закон, который он когда-либо приня́л или при́нял после закона об ударениях.
Я недавно был в театре, и вы замечали, что в театр ходят в основном самые кашляющие люди в стране? Как не придешь, там постоянно бронхиальный фестиваль и торжество астмы.
«Три мушкетёра» — эпохальный фильм. Что говорить, если даже в девяностые все мальчики на детские утренники приходили в костюмах мушкетеров. Все мальчики были мушкетёрами, даже пара Снежинок таскали с собой шпаги, потому что мало ли что... У меня когда вырастет дочка и ей исполнится 3-4 года, она обязательно пойдёт в костюме Миледи. У меня мечта, чтобы была Миледи. Понятно, что современные дети будут думать: «О, смотрите, Рапунцель», пока она не отравит одну из девочек.
Бах доказал на своём примере, что только время является объективным мерилом таланта человека. Можно вбухать сколько угодно денег в своё чадо. Но если через сто лет о нём никто не будет вспоминать — значит деньги были, но не было таланта.
Самые красивые, самые атмосферные рождественские песни — это бродвейские песни 50-х годов. Тони Беннетта, Фрэнка Синатры... Они буквально тебя топят в атмосфере Рождества. У нас как бы тоже очень много новогодних хороших песен. Взять, например, песню «Если снежинка не растает», «Пока часы двенадцать бьют»... Уже одна! Но именно рождественских песен, согласитесь, очень мало! У нас самая рождественская песня — это «Колядка». Согласитесь, что не хочется выпить какао под эту песню? Хочется выпить самогона на апельсиновых корках и забыться вообще!
Сейчас, как вы знаете, новая форума показухи — это Инстаграм. Это цитадель тщеславия, мега-показухи. Всё на показ! Если тебе есть что показать — покажи! Если тебе нечего показать — репостни того, кому есть что показать! Новая заповедь двадцать первого века. Верх показухи для меня — когда кто-то в Инстаграме поздравляет с днем рождения свою бабушку. Ты ведь не бабушку поздравляешь! Ты же поздравляешь своих подписчиков с тем, что ты такая скотина хорошая! Просто ведь ни у одной бабушки в России нет Инстаграма. Я не видел ни разу под таким поздравлением комментарий: «Вот спасибо, внучка! Вот приятно! Взаимные подписки, лайки, работа для мамочек!»
У меня есть один знакомый, который однажды сказал мне: «Ты слышал, как наш Денис Мацуев играет? Ну, согласись, он ведь что-то принимает!» Я говорю: «Не понял? В смысле?» Знакомый отвечает: «Ну, он так круто играет, он же реально что-то принимает!» Я говорю: «Что, усилия? Что он принимает?» И я понял: когда люди завидуют чёрной завистью, они не радуются успеху другого человека, а в первую очередь пытаются найти «истинные» причины его успеха. Потому что, если я так не умею, проблема не во мне, это вот он что-то принимает, это он выбивается из общества рукожопых лодырей!
Я для саморазвития в свободное время стараюсь изучить какие-то новые классические произведения, и в этом плане есть два типа классических произведений: те, которые писались для людей, и те, которые открываешь и там чёрного больше, чем белого. И ты думаешь: «Твою мать, как же к этому подступиться?» И есть Бетховен, который всегда писал для людей, там есть какая-то в начале раскачка и в конце чуть-чуть посложнее. А есть Рахманинов. Это когда ты открываешь и сразу — будь любезен, отрасти шестой палец, или наточи подбородок! И ты думаешь: «Ага, концерт для осьминога с оркестром! Всё сходится!.. Рахманинов, для кого ты это писал? Вот для кого?» Мне кажется, Рахманинов — это такой первый пианист-эгоист, говорящий: «Кто написал — тот и играет! Моя прелюдия!»
Эту песню я играю вежливыми пальцами,

Её ноты проголосовали за присоединение к нашей федерации.

Вознаградим Доктора Дре за это вот коварство,

Ведь когда он надоест своей стране, он получит российское гражданство.

Российское гражданство — это так прекрасно,

Российское гражданство всем старым иностранцам.

Если так продолжится, вот же будет круто,

Россию превратим в дом престарелых Голливуда!
Выборы в России будут в 2018 году. Как обычно, развивается нешуточная борьба за второе место между Жириновским, Зюгановым и здравым смыслом.
Я недавно ездил из Москвы в Питер и проезжал город, который, клянусь, называется Дно. <...> И ведь очень много таких городов, деревенек с такими дебильными названиями. Дно, Саки. То есть, понимаете, есть люди, которые эти названия придумали. Есть потом люди, которые эти названия юридически в документах закрепили и при этом на разных этапах никого ничего не смутило. Возможно, этим от природы занимаются очень позитивные люди, которые просто не видят в этом никакого негативного умысла. Они говорят:

— А давай вот этот город назовём Дно.

— Типа на дне морском сокровища лежат? Красиво, красиво...
Рождение дочери очень сильно меняет твоих родственников. В этом плане очень сильно изменился мой папа. Дело в том, что он всегда был очень суровым, требовательным к нам в школе с братом, но умеренно требовательным. Не было такого, чтобы мы получали тройку и следующий месяц ходили под фамилией матери. Он вёл бизнес в девяностые и это отложило определённый отпечаток на его манеру общения, и поэтому, я никогда не думал, что мой строгий усатый папа может выговорить такое слово, как «удидю-дю-дюшенька». Как-будто сюсюкающийся Сталин. Расстрелять! Чем? Поцелуйчиками!
Все мы в переходном возрасте творили ужасные вещи. <...> У меня такая теория: чем более ты интеллигентный за тридцать, тем больше из тебя говна вышло в пятнадцать.
Нет никого несчастнее чем, ты,

Девчоночка без валентиночки.

Как пережить этот страшный ад,

Тем более вот-вот сядет айпад.

Мне понять твою боль не удастся,

Мне всего лишь сорок, а тебе двенадцать.

<...>

Знаешь, доченька, то, что ты сейчас переживаешь,

Это самый страшный период в жизни любой женщины.

Но дальше будет проще: ЕГЭ, институт, роды...

Ммм... Вкуснятина.Измена мужа, развод, климакс. Дайте два!

Старческий маразм, это вообще отрыв башки,

Главное вот это пережди.

Нет никого несчастнее, чем ты,Отец, чья дочь плачет навзрыд.

Её проблемы — это и твои.
Сейчас очень много скандалов на телевидении и много политической грязи. И мне кажется, единственный островок интеллигентности и отсутствия скандалов — это передача «Что? Где? Когда?» Очень крутая передача! Давно идёт, наше производство. И у них же там все скандалы сводятся к тому, что:

— Вы подсказывали, господин Аскеров?

— Я не подсказывал, господин ведущий.

— Идите в сад, господин Аскеров.

— Не пойду, господин ведущий.

— Вы подлец, господин Аскеров!

Там у них ни разу не было такого:

— Господин Аскеров!

— Да, господин ведущий!

— В рот берущий!
Я понял, что больше всего из всех профессий я уважаю школьных учителей, которые в своё время не сели за убийство. Вы святые люди!
Сейчас в передаче очень много обновлений, приходит много новых игроков и команд, и я в череде этих обновлений предлагаю две вещи: во-первых, наконец обновить юлу, где всадник последние двадцать лет уже шепчет: «Кто-нибудь, пристрелите коня! Я был белым, стал зелёным!» И во-вторых: чтобы телезрители, которые присылают туда вопросы, заморачивались не только со своими вопросами, но и со своей фотографией, которую они присылают. Там же всегда такая жесть, как будто просто с доски МВД взяли в прокате.
Я недавно вёл английский у шестого класса по просьбе своей преподавательницы в своей школе. И, чтобы вы понимали, на третьей минуте в меня полетела слойка с вишней, на десятой я их всех отпустил домой, на пятнадцатой они меня. Я старался! Я надел белую рубашку, всё как надо. <...> В меня летит слойка с вишней, я им говорю: «Кто это сделал?» В ответ: «Повариха...» И я понимаю, не начнёшь же сейчас говорить: «Я имел в виду, кто бросил!» Потому что шестиклассники — они как чеченцы. Твой страх делает их только, сука, сильнее.
Я обожаю наблюдать вот эти пары — мама и её подросток. Это всегда карнавал неловкости и подавленная подростковая агрессия. <...> Мы же именно поэтому никогда не любили с родителями ходить за покупками, потому что, вспомните: мы шли на рынок с желанием купить себе крутую косуху с балахоном, а тебе покупали качественный белорусский пуховик, который, самое главное, попу прикрывает и твои перспективы с девушками на ближайшие десять лет, потому что брали на вырост, а ты так и не вырос.
Замечали, что мы всегда в подростковом возрасте, если выглядели как задроты, родители именовали это «жених»? То есть вот этот пуховик-палатка — это жених, да? Соседка подстригла за сорок рублей вот с такой вот чёлкой <...> — жених? Помните, парни, кепку зимнюю, которая ещё ушки прикрывала, чтобы менее отчётливо было слышно слово «лошара»? Жених!
Как вы знаете, родина гитары — Испания, поэтому их производят соответственно в Индонезии в основном.
Мы, конечно, через жесть прошли, в девяностых кто родился. Помните эти детские советские поликлиники, когда тебе становилось уже больно просто на подходе в поликлинику? <...> И везде была жесть. Нарисованный кот Леопольд не стенах не спасал позитивом. Помните эти холодные стулья в очередях? Пришёл с гастритом, ушёл — с простатитом. Это акция.
Главное — здоровье. Я активно занялся своим здоровьем, недавно был в одной больнице, там делал операцию по исправлению носовой перегородки и всё прошло отлично! Потому что сейчас, благодаря современным технологиям, ты во время операции не чувствуешь операции. Я помню, когда в 1993 году мне в возрасте семи лет удаляли аденоиды. Клянусь, у меня создалось полное ощущение, что я до этого зашёл в операционную и всем сказал, что их матери грязные шлюхи, добавив «И чего вы мне сделаете?»

Я помню, меня посадили на железное холодное кресло в семь утра, привязали руки, ноги, живот, голову... В девяностых это был общий наркоз. Местный — это когда тебя по голове ещё матушка гладит. И было реально страшно! Сейчас, чтобы ты не боялся, тебе перед операцией дают «Феназепам», после которого ты говоришь: «Давайте все потом сфотографируемся!» А тогда вместо успокоительного тебе просто старшая медсестра говорила: «Громко не кричи! Пупочная грыжа будет».