Цитаты Генриха Гейне

Только дурные и пошлые натуры выигрывают от революции. Но удалась революция или потерпела поражение, люди с большим сердцем всегда будут её жертвами.
Видимое произведение гармонически выражает невидимую мысль.
Талант мы угадываем по одному-единственному проявлению, но чтобы угадать характер, требуется продолжительное время и постоянное общение.
Французский язык в сущности беден, но французы умеют использовать все, что в нем имеется, в интересах разговорной речи, и поэтому они на деле богаты словом.
Один поэт (Вольтер) сказал: «Первый король был счастливый воин!» Насчет основателей нынешних наших финансовых династий мы можем, пожалуй, прозаически сказать, что первый банкир был счастливый мошенник.
Немецкий язык в сущности богат, но в немецкой разговорной речи мы пользуемся только десятой долей этого богатства; таким образом, фактически мы бедны словом.
Нам был предписан патриотизм, и мы стали патриотами, ибо мы делаем все, что нам приказывают наши государи.
Doch nimmer vergeht die Liebe...

Любовь не проходит...
Рояль исчезает, и нам открывается одна музыка.
Любовь к свободе — цветок темницы, и только в тюрьме чувствуешь цену свободы.
Ничто не уязвляет мужчину сильнее мелких женских булавочных уколов. Мы готовы к могучим ударам меча, а нас щекочут в самых чувствительных местах!
Никакое заклинание не устоит против любви. Любовь ведь сама есть высшее волшебство, всякое иное заклятие уступает ей.
Я бы не сказал, что женщины не имеют характера, — просто у них каждый день другой характер.
Женщины имеют только одно средство делать нас счастливыми и тридцать тысяч средств — составлять наше несчастье.
Когда тебя женщина бросит, — забудь,

Что верил её постоянству.

В другую влюбись или трогайся в путь.

Котомку на плечи — и странствуй.

Увидишь ты озеро в мирной тени

Плакучей ивовой рощи.

Над маленьким горем немного всплакни,

И дело покажется проще.

Вздыхая, дойдёшь до синеющих гор.

Когда же достигнешь вершины,

Ты вздрогнешь, окинув глазами простор

И клёкот услышав орлиный.

Ты станешь свободен, как эти орлы.

И, жить начиная сначала,

Увидишь с крутой и высокой скалы,

Что в прошлом потеряно мало!
Когда порок грандиозен, он меньше всего возмущает.
Прелесть весны познается только зимою, и, сидя у печки, сочиняешь самые лучшие майские песни.
Наше лето — только выкрашенная в зеленый цвет зима.
Не занятый делом человек никогда не может наслаждаться полным счастьем. На лице бездельника вы всегда найдёте отпечаток недовольства и апатии.
С тех пор как вышло из обычая носить на боку шпагу, совершенно необходимо иметь острый язык.
Они мои дни омрачали

Обидой и бедой,

Одни — своей любовью,

Другие — своей враждой.

Мне в хлеб и вино подсыпали

Отраву за каждой едой

Одни своей любовью,

Другие своей враждой.

Но та, кто всех больше терзала

Меня до последнего дня,

Враждою ко мне не пылала,

Любить — не любила меня.
Я чувствовал унижение, когда меня признавали простым смертным, тогда как Гегель внушил мне мысль, что я – Бог.
Я никогда не думал, что можно так смеяться, глядя на себя в зеркало.
В сущности, всё равно, за что умираешь; но если умираешь за что-нибудь любимое, то такая тёплая, преданная смерть лучше, чем холодная, неверная жизнь.
Земля кругла. Какого рожна

Мутить спокойные воды!

Объехав мир, к началу пути

Приходят мореходы.
Змей, драконов безобразных,

Монстров, пышущих огнём,

Вот каких уродов разных

Мы, поэты, создаём.
Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки интересами религии, морали и патриотизма.
Если я вам что-то должен, тогда выставите мне счет.
Мудрые люди обдумывают свои мысли, глупые — провозглашают их.
Не будь у меня жены и попугая, я бы давно покончил с собой.
Чтобы победить самые тяжёлые страдания, есть два средства: это опиум и работа.
Творчество — это болезнь души, подобно тому, как жемчужина есть болезнь моллюска.
Моё умственное возбуждение есть скорее результат болезни, чем гениальности. Чтобы хоть немного утешить страдания, я сочинял стихи. В эти ужасные ночи, обезумев от боли, бедная голова моя мечется из стороны в сторону и заставляет звенеть с жестокой веселостью бубенчики изношенного дурацкого колпака.
Больные люди всегда порядочнее здоровых: только больной – действительно человек, члены его рассказывают историю своих страданий, они одухотворены.
Просто удивительно, как в такой маленькой головке умещается такая масса невежества.
Моя жена была совершенно права, когда однажды сердито сказала кому-то, кто хвалил меня за ум: «Он только прикидывается умным».
Изобрели средство, которое действует с обратной силой и благодаря которому всякая глупость может считаться как бы не совершённою или может даже превратиться в мудрость. Средство это совершенно простое, и заключается оно в заявлении, что глупость совершена или сказана в ироническом смысле. Так-то всё в этом мире движется вперёд: глупость становится иронией, неудачная лесть становится сатирою, природная глупость становится искусным пародированием, истинное безумие — юмором, невежество — блестящим остроумием.
Время оказывает смягчающее влияние на наши убеждения благодаря нашим постоянным столкновениям с тем, что им противоречит.
Какая ужасная болезньлюбовь к женщине! Тут не помогает никакая прививка. Очень разумные и опытные врачи рекомендуют перемену мест и полагают, что с удалением от чародейки рассеиваются и чары. Гомеопатический принцип, согласно которому от женщины нас излечивает женщина, пожалуй, более всего подтверждается опытом.
Есть вещи между небом и землёй, которые не в состоянии понять не только наши философы, но и самые обыкновенные дураки.
Честность — прекрасная вещь, если все вокруг честные, а ты один жулик.
Парижанки являются на свет со всеми пороками, но чудная фея придает всякому пороку прелесть и чары. Эта фея — грация.