Цитаты Гарика Мартиросяна

— Сколько в миллиарде нулей?

— 9.

— Ты говоришь, как хороший чиновник, Гарик.
Хорошо, что зимнее время отменили: сейчас осень, а время — летнее. Никакой путаницы!
— Чувак! Ты крут! Дай пять!

— Я не дам тебе пять, потому что не крут ты!
Самарский нунчакостроительный завод, больше известный как автоВАЗ...
— Они хотят, чтобы Россия перешла на евро...

— И это с нашей-то вековой историей?! Мы же Русские! Как может Россия с доллара перейти на евро вообще?
А в России что самое страшное? Работать... Ещё страшнее может быть только вставать на работу... А ещё страшнее — ложиться рано, потому что завтра надо вставать на работу...
— Теперь, наконец-то, у американцев есть два кандидата в президенты. Один от республиканской партии, Гарик, представьте его, пожалуйста...

— Джон Маккейн.

— Спасибо. И кандидат от демократической партии. Сергей, представьте его...

— Джон Маккейн.

— Так первоначально планировал Джон Маккейн...
— Дорогие телезрители! Жалко, что вас нет...

— Это слоган канала Дарьял ТВ!
— Я тебе хочу сказать — пусть эта встреча не станет камнем преткновения в нашей с тобой дружбе, Иван.

— В нашей с тобой прошлой дружбе, Гарик. Но, знаешь, в наших книгах автобиографических, ну, в моей книге и в твоём комиксе, мы будем писать важные вещи: «Нас разлучил президент».

— А в Сашиных раскрасках.
В китайском языке слова «кризис», «пуховик» и «секс» объединены в один иероглиф — «работай!»
— Получается, мы, Россия, должны отказаться от чего-то того...

— Чего не было.

— Это мы всегда рады. Я предлагаю, прежде всего, отозвать гигантскую Годзиллу, которая идёт по дну Атлантического Океана с пистолетом Макарова на Америку.
— Так выскажись.

— Пожалуйста. Я хочу сказать...

— Друзья, наша постоянная рубрика — «Солёные балтийские ветра шепчут».
— «Лекарства начнут продавать через автоматы», пишет газета.

— Стрельба Валидолом, ты имеешь в виду?
— Друзья, я сейчас хотел бы обратиться к европейцам, которые нас смотрят: «How to save yourself from колотун?»

— Ну, во-первых, надо ввести в их лексикон несколько понятий, которых они не знали.

— Колотун, холодрыга.

— Дубак.

— А забытое слово «зусман»?
— В моём фильме (про Достоевского) нет Раскольникова вообще.

— Правильно.

— НАТО убивает старуху?
— Как говорится, знаменитое фондю.

— Фондю?

— Фондю... Ну... В случае с Фурсенко — фундю.
— У нас улучшить — это практически то же самое, что отменить.

— Отменить. В России же улучшить — отменить.

— Сколько раз пытались что-то улучшить, и отменили, случайно.
Вагончик тронется — перрон останется,

Вагончик тронется — перрон останется,

Вагончик тронется — перрон останется,

Законы физики — куда ж он денется?
Расскажи, подруга пятиструнная,

Как я в детстве гонял голубей.

Где вы сейчас, старые друзья,

С которыми я нюхал клей...
— Изменить жизньцель любого человека. Изменять жизнь в нашем обществе можно тремя способами: политика, искусство и — я особенно подчёркиваю, что это и не искусство, и не политика — юмор. Мы не можем пойти в политику...

— Но и юмора у вас нет!

— И юмора у нас нет? Поэтому с этого дня мы будем заниматься живописью!
— Виктор Николаевич, здесь ещё есть краб в водорослях.

— А? Что?

— Виктор Николаевич, есть краб в водорослях.

— В водорослях есть краб!

— Да что вы говорите!

— Я сам в шоке!

— Виктор Николаевич...

— Да-да, Людочка.

— Заказывать водоросли с крабом?

— Вытащите, пожалуйста, краба из водорослей и принесите мне.

— Без водорослей, пожалуйста, Людочка.
— Виктор Степанович, может, чай? Кофе?

— Людочка, принесите, пожалуйста, чай.

— Кофе?

— Принесите, пожалуйста, чай, Людочка.

— Чай?

— Чай.

— А чая нет.
Чебурек — это звучит с голоду!
Нам постоянно говорят: «Вот вы матерные словечки вставляете в свои миниатюры!» На это я всегда отвечаю так: если художник рисует с натуры обнаженную женщину, он не может изобразить ее в шубе. Понятно, что какой-нибудь супрематист или сюрреалист способен нарисовать вместо обнаженной женщины небоскреб или корабль. Я же имею в виду жанр реализма.
— Каждое утро выходишь и видишь прозрачное море

— Ты же привык в Москве: смотришь на воду и дна не видно по-любому — что в реке, что в ванной.
Какой-то парень чуть не помешал Евгению Плющенко и Эдвину Мартону выиграть Евровидение!
— Мистер Трамп, к Вам президент Мексики.

— Он — мексиканец?

— Конечно!

— Как он здесь оказался? Нелегально перешел через границу?

— Нет, он прилетел на личном самолете.

— Что они себе позволяют, эти мексиканцы!? Они уже на личных самолетах прилетают в Америку в поисках хоть какой-то работы.