Цитаты Джорджа Бернарда Шоу

Тот, кто умеет, тот делает, кто не умеет — тот учит других.
Главная опасность, от которой необходимо оберегать детей, — их родители.
Если вам непременно хочется использовать своё детство в назидательных целях, то пусть оно послужит скорее предостережением, чем примером.
Нанизывание легенд в качестве буквальных истин мгновенно превращает их из иносказания в неправду.
Если мой сосед бьет свою жену ежедневно, а я — никогда, то в свете статистики мы оба бьем свою жену через день.
Бог, сотворив мир, сказал, что это хорошо. Что бы он сказал теперь?
Глупцы готовы пожертвовать всем на свете ради двух приобретений: счастья и свободы, но бывают наказаны тем, что добиваются своего; и оказывается, что испытывать счастье у них нет способностей, а что делать со свободой, они понятия не имеют.
Добрые советы напоминают касторку: их значительно проще давать, чем принимать.
Цвет её лица показывает, что она не напрасно изучала современную живопись.
Мало кто мыслит больше, чем два или раза в год; я стал всемирно известен благодаря тому, что мыслю раз или два раза в неделю.
Бюрократия состоит из наемных служителей, аристократия — из идолов, а демократия — из идолопоклонников.
Искусство управления заключается в организации идолопоклонства.
Демократия — это воздушный шар, который висит у вас над головами и заставляет глазеть вверх, пока другие люди шарят у вас по карманам.
Вы — кокетка в классическом смысле слова, т. е. женщина, нарочно возбуждающая страсти, удовлетворять которые она не намерена... Разумеется, это Вас не останавливает, я знаю, как неодолим инстинкт, влекущий плясать на краю пропасти под взглядом того у кого кружится голова... Во всяком случае Вы живы, и даже слишком.
Что такое вершина? Последний шаг перед спуском.
Патриотизм — разрушительная, психопатическая форма идиотизма.
Я в юности тоже очень огорчался, что работа моя несовершенна. Сравнивал собственные первые шаги с последними шагами других и, естественно, страдал, наблюдая печальную разницу.
Единственный, кто поступал разумно, был мой портной. Он снимал с меня мерку заново каждый раз, когда видел меня, в то время как все остальные подходили ко мне со старыми мерками, ожидая, что я им буду соответствовать.
Британский солдат устоит против кого угодно, только не против Британского министерства обороны.
Американцы потому самый нравственный народ на свете, что они, когда не работают, бывают до того пьяны, что не слышат голоса искусителя.
Алкоголь очень полезен. Он всегда помогает если не больным, то врачу.
Алкоголь помогает парламенту решать в одиннадцать часов вечера такие дела, каких ни один человек в здравом уме не смог бы разрешить и в одиннадцать утра.
А почему женщинам всегда нужны мужья других женщин? А почему конокрады всегда предпочитают объезженную лошадь дикой?
Мы молим Бога озарить наш путь:

«Даруй нам свет, о всеблагой Господь!»

Кошмар войны нам не дает уснуть,

Но на зубах у нас животных мертвых плоть.
Зверства не перестают быть зверствами, если они творятся в лабораториях и называются медицинскими экспериментами.
Мне по вкусу вегетарианский образ жизни, вот уж полвека он источник моей молодости. Но этим я не хочу сказать, что каждый, кто ест капусту и свеклу может сравняться с неким Бернардом Шоу. Это было бы чересчур оптимистично…
Интерес человека к миру — это просто переизбыток его интереса к самому себе.
В 1898 году, когда Шоу лежал со сломанной ногой, друзья убеждали его отказаться от вегетарианства – иначе, дескать, он погубит себя.

Шоу отвечал: «Что ж, в таком случае за моим гробом пойдут все не съеденные мною животные. Если не считать процессии, направлявшейся в Ноев ковчег, это будет самая замечательная процессия, какую доводилось видеть людям».
Демократия — это изобретение, обеспечивающее нам такое правительство, которого мы заслуживаем.
Вежливый человек должен относиться к своей жене так же, как и к любой незнакомой женщине, только в десять раз вежливее.
Человеконенавистничество — это плевок в зеркало.
Бык, сильнейший из зверей, – вегетарианец.
Нет любви более искренней, чем любовь к еде.
Самый эффективный способ заткнуть гению рот — это принять его идеи на веру, признать, что он великий человек, — и забыть о нем.
В течение каждой минуты, когда вы сердиты, теряется шестьдесят секунд счастья.
Воображение — это начало создания. Вы воображаете то, что хотите; вы желаете то, что воображаете; и, наконец, вы создаете то, что желаете.
Я прихожу в бешенство от одной мысли о том, сколько бы я всего узнал, если бы не ходил в школу.