Цитаты Чарльза Калеба Колтона

Если вы крадете у современников, вас обругают за плагиат, а если у древних — похвалят за эрудицию.
Значительная часть наших несчастий более выносима, чем комментарии по их поводу наших друзей.
Деспотизм не может существовать в стране до тех пор, пока не уничтожена свобода прессы, подобно тому как ночь не может надвинуться, пока солнце не зашло.
Есть два способа установить свою репутациюпохвалы честных людей и поношения плутов.
Когда у вас нет серьёзных доводов для возражения, лучше ничего не говорите. Слабая защита лишь увеличивает силы противника, а молчание меньше вредит, чем неумелый ответ.
Закон и справедливость — две вещи, которые Бог соединил, а человек разъединил.
Две вещи, которыми мы особенно дорожим, — это наша репутация и наша жизнь. Не больно ли только думать, что самый презренный навет может лишить нас первой и самое хрупкое оружие — второй?
Men will wrangle for religion, write for it, fight for it, die for it; anything but live for it.

Люди будут спорить из-за религии, писать о ней книги, сражаться и умирать за нее, — но только не жить по ней.
На свете было бы столько же Петрарк, сколько и Антониев, если бы Лауры не попадались реже, чем Клеопатры.
Логика — это комод, в котором хранится полезная утварь и очень много ненужной.
В науке руководителем является разум, в поэзии — вкус. Цель первой — правда, единообразная и неделимая; цель второй — красота, разнообразная и многообразная.
Скука, быть может, порождает больше игроков, чем желание выигрыша, больше пьяниц, чем жажда, и вызывает больше самоубийств, чем отчаяние.
Многие надежды, после того как они оправдались, становятся для нас отравленными стрелами.
Тот, кто мало знает свет, готов преклонять перед ним колени и обожать его; кто же знает его хорошо, тот больше всего презирает его.
Честолюбие для нашей души — то же, что клобук для сокола: сначала оно нас ослепляет, потом побуждает возвыситься именно вследствие нашего ослепления. Но увы! Стоит только достигнуть вершины тщетной славы, чтобы почувствовать себя в бездне несчастия, ибо тогда желать больше нечего, но бояться можно всего.
Любовь — это спаниель, которого больше радует наказание от хозяйской руки, чем ласки руки посторонней.
Аплодисменты – шпоры для умов благородных и цель для слабых.
В любой области науки профессора предпочитают свои собственные теории истине, потому что их теории — их личная собственность, а истина — всеобщее достояние.
Красота тела может привлечь истинных поклонников, но для того, чтобы удержать их, требуется красота души.
Праздность погубила больше женщин, чем страсть, тщеславие — больше, чем праздность, легковерность же — больше, чем праздность и тщеславие вместе взятые.
Красивая женщина, если она бедна, должна быть вдвойне осмотрительна, ибо ее красота будет соблазнять другого, а ее бедность будет соблазнять ее саму.
Вся та ложь, которой с успехом обмениваются мужчина и женщина в любви, никогда не была бы принята на веру в отношениях между мужчиной и мужчиной или между женщиной и женщиной.
Как заметил сэр Ричард Стил, разница между католической и англиканской церковью состоит в том, что первая считает себя непогрешимой, а вторая — что она никогда не ошибается.
Вот в чем разница между счастьем и мудростью: тот, кто считает себя самым счастливым, действительно самый счастливый; но тот, кто считает себя самым мудрым, скорее всего самый большой дурак.
Мы более склонны перенимать чужие пороки, чем добродетели: болезнь гораздо более заразна, чем здоровье.
Грубые и вульгарные души всегда будут питать большее уважение к богатству, чем к таланту.
Многие из тех, для кого день тянется слишком долго, сетуют, что жизнь чересчур коротка.
Мы знаем действия многих причин, но мы не знаем причин многих действий!
Счастье распределено более равномерно, чем это кажется некоторым.
Ум прогрессивен, инстинкт неподвижен; за пять тысяч лет ни пчела не научилась лучше строить свой улей, ни бобер — свой домик.
Эпохи великих бедствий обыкновенно производят великих гениев самое чистое золото получается из самого горячего горнила и самая яркая молния сверкает всегда в сумрачную бурю.
Дружба часто заканчивается любовью, зато любовь редко заканчивается дружбой.
Экзаменов страшится любой, будь он семи пядей во лбу, ведь на экзамене самый глупый может спросить больше, чем самый умный ответить.
Женщины не преступают так часто, как мужчины, законы благопристойности, но если им приходится преступить, то они заходят в этом отношении гораздо дальше.
В любой области науки профессора предпочитают свои собственные теории истине, потому что их тео­рии — их личная собственность, а истина — всеобщее достояние.