Цитаты Анатоля Франса

Мы называем скептиками тех, кому чужды наши иллюзии, даже не задаваясь вопросом, не имеют ли они каких-нибудь других.
Незачем цепляться за тщетные сожаления о прошлом и скорбеть о досаждающих нам переменах, ибо перемены — основа жизни.
Лучшие из книг — те, которые больше всего дают пищи для размышлений, и при этом на самые различные темы.
Истинный ученый не может не быть скромным: чем больше он сделал, тем яснее видит, как много еще осталось сделать.
Несчастен тот, в ком нет хотя бы крупицы от Дон-Кихота.
Не все улыбки выражают радость, так же как не все слёзы выражают горе.
Мечта могущественнее реальности. И может ли быть иначе, если она сама реальность?.. Она душа сущего...
Простой стиль подобен яркому свету. Он сложен, но этого нельзя заметить.
В любви мужчинам нужны формы и краски; мужчины требуют образов.

А женщины — только ощущений. Они любят лучше, чем мы: они слепы.
Мужчины объясняются в любви прежде чем почувствуют ее, женщины — после того, как испытали ее.
Великая страсть не даёт ни минуты отдыха, и в этом её благодеяние. Лучше всё, что угодно, кроме прозябания.
Безумием революции было желание водворить добродетель на земле. Когда хотят сделать людей добрыми, мудрыми, свободными, воздержанными, великодушными, то неизбежно приходят к желанию перебить их всех.
Мы должны признать, что этот народ умный и храбрый, стремящийся к усвоению высоких идей цивилизованного мира, столько же своим гением, сколько и своими несчастьями стяжал право на сочувствие народов... Народ, который не хочет умереть, не умрёт никогда.
Дьявол столь же необходим святым, как и Бог, ибо без искушений и соблазнов их жизнь была бы лишена всякой заслуги.
Мы чаще всего называем счастьем то, что сами не испытали.
Чтобы достичь больших успехов, нужно не только действовать, но и мечтать.
Подчините себе ваши страсти, и их сила станет вашей силой, их величие — вашей красотой.
Без известной умственной культуры не может быть и утончённых чувств.
Будущее укрыто даже от тех, кто его делает.
Un dictionnaire c'est l'univers par ordre alphabétique.

Словарь — это Вселенная, уложенная в алфавитном порядке.
Сколько бы мы ни говорили о пустоте жизни, иногда достаточно лишь одного цветка, чтобы нас разубедить.
Страдание! Какое великое и неоцененное явление! Ему мы обязаны всем, что есть в нас доброго, всем, что придает ценность жизни; ему мы обязаны милосердием, мужеством, обязаны всеми добродетелями.
Если бы мы познали все тайны Вселенной, мы тотчас впали бы в неизлечимую скуку.
Прекрасный стих подобен смычку, проводимому по звучным фибрам нашего существа.
Из всех жизненных зол болезненнее всего ранит душу сознание тщеты всего земного.
Есть великая мудрость в том, чтобы сохранить склонность к мечтанию. Мечты придают миру интерес и смысл. Мечты, если они последовательны и разумны, становятся ещё прекраснее, когда они создают реальный мир по своему образу и подобию.
Случай может быть псевдонимом Бога, если Он не хочет подписаться.
Любить пылко — это, конечно, прекрасно, но любить самоотверженно — ещё лучше... Истинно любят только тех, кого любят даже в их слабостях и в их несчастьях. Щадить, прощать, утешать — вот вся наука любви.
Женщина должна выбирать: с мужчиной, которого любят другие женщины, она никогда не будет спокойна; с мужчиной, которого не любят другие женщины, она никогда не будет счастлива.
В некоторых отношениях наша цивилизация ушла далеко назад от палеолита: первобытные люди своих стариков съедали, а мы выбираем их в академики.
Истинная любовь не нуждается ни в симпатии, ни в уважении, ни в дружбе; она живет желанием и питается обманом. Истинно любят только то, чего не знают.
Страсти — враги покоя. Но без них не было бы ни искусств, ни наук, ни жизни в принципе.
Мёртвые обладают лишь той жизнью, какую приписывают им живые.
Средний человек не знает, что ему делать со своей жизнью, и тем не менее он хочет получить ещё одну — вечную.
Злоупотребление войной особенно гнусно, это невольно наводит на мысль, что либо люди, по мере совершенствования в науках, становятся всё злее и злее, либо — и это, пожалуй, вернее — что война есть насущная потребность человеческой природы и люди воюют просто ради того, чтобы воевать, даже когда война не имеет никакого смысла.
Христианство много сделало для любви, объявив её грехом.
Люди считают опасными тех, у кого интеллект отличается от них, и аморальными тех, чья мораль не похожа на их мораль. Люди называют скептиками тех, кто не разделяет их иллюзий, даже не удосужившись узнать у скептиков, может быть, у них есть свои собственные, другие иллюзии.
Независимость мысли — самый благородный вид аристократизма.