Цитаты и высказывания из аниме Психопаспорт / Psycho-pass

Люди имеют ценность лишь тогда, когда действуют по своей собственной воле.
Если не хочешь, чтобы у тебя постоянно что-то отбирали, перейди на другую сторону и начни отбирать сама.
Какими бы обстоятельства ни были, по прошествии определенного времени они становятся будничной рутиной.
— Почему ты так не хочешь, чтобы его убили?

— Это противоречит закону. Я не могу закрывать глаза на преступления.

— Почему ты так упорно подчиняешься закону, если он не может судить преступников и защищать людей?

— Закон не защищает людей. Люди защищают закон.
Если у нас есть болото, дна которого не видать, захочешь узнать, что в нём, — приходится нырять.
Не люблю говорить за всех, ведь люди бывают разные. Но сейчас позволю себе обобщить. Люди в массе своей весьма изворотливы. Мы часто невольно стараемся избежать своих обязанностей.
Количество плотских удовольствий, доступных человеку, ограничено. Однако интеллектуальное удовольствие безгранично.
Общество состоит из отдельных людей. Правильными поступками вы направите его на правильный путь.
Фальшивка вовсе не перестает существовать только из-за того, что она фальшива.
Если будешь отворачиваться и отвергать то, что вне твоего понимания, когда-нибудь пожалеешь об этом. Признай то, что видишь, как действительность. Это ближайший путь к взрослению.
Когда происходит что-то невозможное, существует только два объяснения: либо твои предположения неверны, либо ты не в себе.
Общество не всегда право. Именно поэтому мы должны жить правильно.
Никакая вы не шестерёнка. Даже если общество давит на вас, вы остаётесь человеком, пока способны ему противостоять.
Если разобраться с проблемой, которой вы до этого все время избегали, вы сможете развиваться дальше.
Что такое справедливый вердикт в этом идеальном обществе, пожертвовавшем человечностью?
— ... Выбора нет.

— Ошибаешься. Дело не в отсутствии выбора, просто сейчас не видно других вариантов.
Разве использование сети не сродни использованию ножа для готовки или бумаги для письма? Это ни хорошо и ни плохо, оно просто есть, и мы этим пользуемся.
Люди бессознательно подают окружающим множество знаков. Стоит эти знаки запомнить, и любой человек станет открытой книгой.
Никто не может нырнуть в бездну и вынырнуть прежним.
— Скачаю как-нибудь эту книгу.

— Не лучше ли купить бумажную? Электронным книгам не хватает жизни.

— Думаешь?

— Книга — это не просто читаемый текст. Её можно назвать некой формой медитации.

— Медитации?

— Порой, когда я не в себе, никак не получается вникнуть в суть книги. Тогда я пытаюсь понять, что этому мешает. Но есть, впрочем, книги, в которые я вникаю, в каком бы состоянии я их ни читал. Я теряюсь в догадках относительно причин. Скорее всего, тут дело в некой моментальной обработки. Полагаю, важным аспектом является контакт рук со страницей. Перелистывание страниц каким-то образом стимулирует наш мозг.
— Почему ты отказываешься? Я думал, что ты-то способен понять... Cчастье быть всемогущим и править миром.

— То есть подобно Богу? Полагаю, в какой-то мере это даже увлекательно. Правда, роль арбитра или рефери не для меня. Я не могу искренне наслаждаться игрой, не участвуя в ней. И знаешь, я всем сердцем люблю эту игру под названием «жизнь». Поэтому, несмотря ни на что я предпочту остаться игроком до конца своих дней.
Люди — существа социальные: язык, письмо, валюта, телефон... — все эти средства коммуникации были созданы, чтобы еще больше сплотить общество.
Всемогущему не обязательно быть всемогущим в каждый момент. Если он создаст камень, который не сможет поднять, то сделает его легче. Так он сохранит свое всемогущество.
— Сколько лет, сколько зим, Когами.

— Не могу сказать, что ожидал твоего преследования меня досюда.

— Ты арестован.

— Арестован? Ты понимаешь ситуацию, в которой мы находимся?

— Ты был тем, кто послал террористов в Японию.

— А? Что? О чем ты? Тогда... Итак, инспектор. Собираешься остановить меня или отпустишь?

— Когами, я буду с тобой.

— Ну и ну.

— Это временно. На время расследования.

— Понял, инспектор.
Мне многое хотелось бы с тобой обсудить, но, похоже, ты не в форме.
Я ничего не знаю о его прошлом, но уверен на все сто, что в его жизни был какой-то переломный момент. Именно тогда он осознал всю свою исключительность. Он может контролировать свой психопаспорт. Некоторые сочли бы это привилегией. Но Макишима так не считает. Полагаю, он чувствовал отчуждение. В нашем обществе, если тебя не признает Сивилла, не значит ли это, что ты не считаешься человеком?
Я хочу узреть величие человеческой души. Хочу раз и навсегда выяснить, стоит ли ею восхищаться. Однако же люди, отбросившие собственную волю, отдавшие свои жизни на откуп оракула Сивиллы, имеют ли они хоть какую-то ценность?
Мы все одиноки. И все мы пусты. Людям больше никто не нужен. Любому таланту можно найти замену. Можно заменить любые отношения. Я устал от такого мира. И все же почему-то я даже представить не могу, что меня убьет кто-то кроме тебя. Как думаешь, Когами... Ты сможешь найти мне замену?
— Как думаешь, какое животное является самым хитрым и не боится вымирания, сколько бы его ни убивали?

— Люди.
Ложь... Здесь все одинаковы. Ничего не замечают, ничего не говорят и не думают ни о чем... Пустые оболочки, некогда существа, которые скоро исчезнут, подобно таящему снегу. Эта эпидемия приводит сотни невинных людей к гибели, но ее возбудитель никогда не будет побежден. Имя этой болезнипокой. Смерть, которую люди сами себе пожелали.
Сперва наука и технологии погубили его талант, а затем общество задушило его душу.
Даже прекрасным цветам суждено завять и опасть. Такова судьба всего живого. А коль так, желание сохранить нечто в состоянии наибольшего расцвета вполне объяснимо.
Непорочность и приличия — забытые традиционные ценности. На них основано обучение в Академии. Важнейшие качества, которые ценятся в девушках, а не в юношах. Их постоянно прививают нам и выставляют нас, как товар с меткой «Благородные девы, не знавшие забот», который затем приобретают мужчины, ищущие красивую мебель под названием «Хорошая жена и мать», ради формальности, имя которой — брак. Учащиеся этой школы всего лишь ингредиенты, которые перерабатывают и превращают в произведение искусства, известное как «Леди».
Мы рождаемся, чтобы жить, но если система обладает властью над нашей жизнью и смертью, то мы вовсе не люди, а домашний скот. И как скотовод не отрицал этого, он никогда не признает скот равным себе.