Цитаты про злобу

Злоба — вдохновение от дьявола. В злобе мы чувствуем необыкновенный прилив сил, что создает соблазн действовать и стать победителем. Основа гамлетизма — отсутствие злобы, а не захваченность мыслью, как думали многие. Сама захваченность мыслью есть следствие отсутствия злобы.
Высоко в горах Тибета жил-был йогин, который мог силой своей медитации переносить свой ум в различные уголки Вселенной. И вот однажды решил он отправиться в Ад. Он оказался в комнате с большим круглым столом посередине, вокруг которого сидели люди. На столе стоял горшок с тушеным мясом, который был настолько большим, что еды с лихвой хватило бы каждому. Мясо пахло так вкусно, что рот у йогина наполнился слюной. Тем не менее, никто из людей не прикасался к еде. У каждого сидевшего за столом была ложка с очень длинной ручкой — достаточно длинной, чтобы дотянуться до горшка и набрать полную ложку мяса, но слишком длинной для того, чтобы положить мясо в рот. Все люди были ужасно истощены, их лица были полны отчаяния и злобы. Йогин понял, что страдания этих людей и в самом деле ужасны и сочувственно склонил голову.

И тогда решил йогин отправиться в Рай. Он оказался в комнате, которая ничем не отличалась от первой — тот же стол, тот же горшок мяса, те же ложки с длинными ручками. И сначала йогин подумал, что ошибся, но радостные лица людей, глаза, светящиеся счастьем, говорили о том, что он действительно попал в Рай. Йогин ничего не мог понять, но потом посмотрел внимательно, и ему стало ясно, чем отличался Рай от Ада. Различие было только в одном — люди в этой комнате научились кормить друг друга.
Освободи свое сердце от злобы, ибо никогда в этом мире ненависть не уничтожается ненавистью, но отсутствием ненависти уничтожается она.
В отличие от демонов вы отвратительны и наполнены злобой. Вы лжёте, отчаянно боретесь, уничтожая всех на своём пути... Придумываете оправдания тому, что забираете и что забирают у вас... И всё равно стремитесь попасть за вершины холмов.
Когда сердятся, то хотят что-то исправить. А когда злятся — кого-то ударить...
— Ты вот спрашивал. Почему я? Почему я шлюха. Как стала.

— Я не спрашиваю.

— А ты спроси. Мне не стыдно. Думаешь, ты один такой? Тут знаешь сколько таких? Одичавших. Одиноких. Которым некому пожаловаться. Их тянет всех ко мне. Ко мне, магнитом. Понимаешь? В меня. И если их не принять... Не дать им... Выплеснуть это все... Грязь, ужас свой... Злобу. Нежность. Они тогда совсем озвереют. Вы, мужчины, так сделаны. Они приходят ко мне такие — их трясет прямо от жизни. А я их успокаиваю. Мир им даю. Понимаешь? Мир. Утешаю их. Они потыкаются — потыкаются... Покричат... Позлобствуют... Поплачут... Утихнут. Ширинку застегнут. И могут еще немного пойти пожить без войны.
Я знаю, ты озлоблен. Имеешь полное право. Но гнев отшибает мозги. А глупость убивает.
Я злилась на весь мир. Причину этой злости я знала. Я ненавидела всех своих врачей за их бесполезность. Я была чем-то вроде маленького комка саморазрушающей злости, и никто из них не мог ничего сделать, кроме как сообщить мне это.
Разумеется, я жутко рассердилась. Правда, потом оказалось, что зря я сразу начала расходовать весь сердильный запас. Надо было побольше оставить на потом.
Уж лучше думать, что ты злодей,

Чем знать, что ты заурядней пня.

Я перестала любить людей, -

И люди стали любить меня.
В городе опытных хроников, около купюроприемника

Пахнет золотом злобы — это запах свободы слова.
И сколько б я не старался, вряд ли быть злым выйдет,Игра на публику всегда сходит на нет однажды.
Если держу зло, не примерив его обувь,

То пусть и на меня вокруг все держат злобу.
Не, ну конечно, я за мир во всем мире.

Ну а как? Я ж не помешанный, что, я похож на дурака?

Я желаю людям всем только добра, это понятно.

Всем, кроме тех ублюдков, что вредят нам.

Не, ну а как, разве ты не знаешь, кто нам сделал кризис?

Ты че, не смотришь телевизор?

Да эти гады только и мечтают, чтоб нам тут устроить.

И надо с ними точно так же быть, а че тут спорить!

Вот если б не было б у нас ядерной бомбы -

Все мы были бы сейчас рабы, причем давно бы.

Надо перестать скорее с ними рассюсюкивать,

А то взяли блин манеру в гриву и во всю кивать.

Вот и наплодили здесь нам армию предателей.

Посадить их или выслать всех к чертовой матери.

Погоди, куда ты, слышь, постоим еще немного.

Ну ладно братик, обнимаю всё, давай, с Богом.
— Должно быть, трудно убивать людей, которых не знаешь и против которых ничего не имеешь.

— А может, наоборот, легко,  — сказал Луис.

— Что ж, тоже не лишено смысла. Видишь ли, Луис, есть люди, искренне любящие этот мир, но есть и другие, те, что ненавидят себя и распространяют свою ненависть на всех остальных — их злоба расползается во все стороны, как масло по горячему хлебу.