Цитаты про трусость

Я никогда не отрицаю произошедшее, так делают только трусы. Даже если я не права, я не буду от этого отворачиваться. Я просто сделаю вывод и поблагодарю человека за данный мне опыт.
Я презираю людей, держащих собак. Они — трусы, у которых не хватает духа кусать лично.
— У вас два выхода, мистер Симмонс: пойти к Уортцу, или сидеть под столом до конца дней.

— ...

— Мистер Симмонс?

— Я думаю, Арнольд, думаю!
Не будет трусостью отказаться от поставленной задачи. Трусостью будет не делать ничего.
Почему те, кто убеждает, что в жизни есть место подвигу, это самое место обходят стороной?
Нам здесь не нужны трусы, которые падают в обморок, как только почувствуют даже слабый запах дракона.
Трусость спрашивает — безопасно ли это? Целесообразность спрашивает — благоразумно ли это? Тщеславие спрашивает — популярно ли это? Но совесть спрашивает — правильно ли это? И приходит время, когда нужно занять позицию, которая не является ни безопасной, ни благоразумной, ни популярной, но ее нужно занять, потому что она правильная.
Мы драпируем способами всеми

Свое безволье, трусость, слабость, лень.

Нам служит ширмой состраданья бремя,

И совесть, и любая дребедень.
— Маршалл убежал из-за таракана.

— Это была крыса!

— О да, прости, моя вина. Ты мужчина, конечно!
Трус, знающий, что в случае дезертирства его ждет смерть, пойдет на риск в бою.
Вольтури сдались. Они ведь на самом деле трусы, хотя и прикидываются крутыми. Как и все тираны.
Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот ещё не трус.
Мне нужно было набраться храбрости и просто спросить, как тебя зовут, вместо того, чтобы кричать «Я не могу обуздать свою страсть!».

Теперь ты, наверно, думаешь, что я ничтожество.
Человек чувствует себя одиноким, когда он окружён трусами.
Я терпела, до крови прикусив щеку, до мяса обдирая пальцы в попытке хоть за что-нибудь зацепиться. Я терпела потому что некому больше идти сюда, некому больше рисковать своей шеей. Вот так бывает... Кто-то становится героем не по призванию, не от избытка доблести и умения, а потому что больше некому... И это никакой не героизм, а самая настоящая трусость.