Цитаты про торговлю

— И завтра на конспиративной квартире нас ждёт засада. Придется отстреливаться. Мы рады в этой тревожной обстановке встретить именно вас.

— Да уж!

<...>

— Они надеются нас взять живьём, дети! Они не знают, что теперь нас трое. Я дам вам парабеллум. Мы будем отходить в горы. Сможете нас прикрыть?

— Не смогу...

— Почему?

— Видите ли, я совершенно не знаком с военным делом, но посильную финансовую помощь я оказать могу.

— Вы верный друг отечества!

— Я думаю, что двести рублей...

— Пятьсот рублей могут спасти гиганта мысли.

— Скажите, а двести рублей не могут спасти гиганта мысли?

— Я полагаю, что торг здесь неуместен!
Жизнь не сводится к алгоритму «купил за доллар и продал за два».
— Да на рынке все такие цены здоровущие.

— Знаю я, какие на рынке цены. Меня не проведёшь. <...> Цены здоровущие, а поторговаться — гордые мы очень. Барыню из себя корчить любим.
— Сколько я могу ему уступить?

— Крайняя уступка – две тысячи. Самая крайняя – две тысячи двести. Если нельзя будет никак иначе – две тысячи пятьсот. Если ты увидишь, что перед тобой сумасшедший, – две шестьсот. Но тогда скажи, что мы будем проклинать его веки вечные.
— Знаете что, мистер Сэндерсон, если по-честному, вам надо и самому хоть примерить ваши теннисные туфли. Ведь вы их людям продаете? Вот и примерьте хоть на минутку, сами увидите, каковы они на ноге.
В том, что ты продаёшь, вовсе не надо смыслить. Именно тогда продаёшь всего успешней. Не видя изъянов, чувствуешь себя свободнее.
Тяга торговцев к деньгам была глубже, чем долины в горах. А торговец, которому должны, становился настойчивее, чем полная луна в небе.
— Телевизор вчера смотрел?

— Нет.

— Зря. Передачу показывали «Человек и закон». Одного бармена прихватили, золота и бриллиантов на 100 тысяч рублей.

— Ну и что?

— Как что? Двадцать лет дали, с полной конфискацией.

— Слушай, а чего ты заводишь меня? Приходит сюда и заводит меня! У меня два инфаркта, я из реанимации не вылезаю! До четырёх утра заснуть не могу, все думаю и думаю! А он приходит сюда и заводит меня! Зачем это делает?
— Чем торгуешь?

— Всяко-разно. Можем спички, можем соль. Можем то, чем травят моль.
Коллеги, исходите из того, что ваш торговый представитель — дебил. Так было, есть и будет.
— Семачка солёная! Лушпайки сами сплевуются! Семачка! Семачка! Семачка! Семачка!

— За что семачка?

— За пять.

— Это больно!

— Хай за три, но с недосыпом.

— Давай за четыре с горкой.
— Сколько?

— Ну… Тачка, можно сказать, полу-антикварная… Да ещё покрышки, окраска по спец заказу…

— Краска-то выцвела.

— И поэтому выцвела?

— Это же твоя первая машина, тебя не понять… Пять штук!

— Больше четырёх не дам, простите…

— Малыш, всё, вылезай из машины.

— Нет, вы сказали «машины выбирают водителей»!

— Тогда они не выбирают тех, у кого отцы — скупердяи.
— Ладно, мистер Уитвики, вам слово.

— Извините, у меня тут много вещей... Для отчета о генеалогических корнях моей семьи я решил начаты с прапрадедушки. Он был знаменитый человек, капитан Арчибальд Витвики. Очень известный путешественник, он был одним из первооткрывателей Северного Полярного круга, а это что-то. В 1897 он и еще сорок храбрых моряков высадились прямо на лед Арктики. Невероятная история, да? А вот некоторые основные инструменты и приспособления, которыми пользовались моряки 19-го века... Это циркуль, который стоит 80 долларов. Кстати, он продается. Это секстант — 50 баксов, совсем недорого. А вот это клевая штука — очки моего дедушки. Я ещё не назначил им цену, но они видели много замечательного...

— Итак, ты и до его потрохов доберешься? Мистер Витвики, это вам не шоу и не торги. Это одиннадцатый класс. Вряд ли ваш дедушка гордился бы вами в этот момент.

— Я знаю. Простите. Просто всё это пойдет в фонд моей будущей машины. И расскажите приятелям: всё это выставлено на аукционе. Беру чеками, но лучше наличные. А компас был бы прекрасным подарком на день Колумба за 50. Или 40. Ну, лил 30...

— Сэм!

— Простите... К сожалению, мой прапрадедушка, хоты и гений, кончил жизнь в психбольнице. Он ослеп и сошел с ума, рисуя непонятные символы и бормоча о каком-то Ледяном Великане, которого он якобы нашел...

— Так, завтра может быть контрольная! А, может, и не быть. Трепещите сегодня всю ночь.