Цитаты про смерть

Но жизни не любя, мы в Смерть давно не верим,

И, не желая жить, не можем Смерти ждать...

Увы! давно ко всем привыкшие потерям, -

Мы только веру в жизнь не можем потерять!
Пустыня — земной наш, случайный приют,

Где горе и радость бок о бок живут.

Отсчитан судьбою здесь каждый наш час -

Что дарит, сама похищает у нас.

Но дрогнет земля, и раскатится гром,

Поднимутся вопли и стоны кругом,

И прерван в пустыне упорный наш труд.

Нас снова к обители горней зовут.

Плод наших трудов кто-то новый пожнет,

Пожнет, но и сам он уйдет в свой черед.

Так было с тех пор, как живет человек,

И этот закон не состарится ввек.

Взять доброе имя с собой не забудь -

К бессмертью оно открывает нам путь.

А если мы жили в корысти и зле -Смерть все обнажит, что таилось во мгле.
По тысячам дорог моих желаний

мелькают тени.

Темные. Спешат

в Ничто. Зачем?

Чтоб разгадать загадку

существованья? Тащат за собой

оковы, кандалы, как воин — славу.

И улыбаются легко и тупо.

<...>

Но я — не тень.

А цепи должно рвать,

как подобает человеку.

Должно

не верить в чудо, стать самим собой

волной, несущей корабли надежд.

И пусть уходят тени,

торопясь

узнать у смерти,

что такое жизнь.
Приговоренные к казни перестают быть алчными.
Очень хочется остаться в истории женщиной, ради которой мужчины шли насмерть...
Что ты умрешь — ужели вправду?

Кто доказал?

Чужие руки прикоснутся

К твоим глазам.

И не польется свет оттуда

И не туда,

Лишь тихо шепчется с землею

Твоя руда.

А смерть подкинет на колене

Шаль иль платок

И вот — ко всем тебя привяжет,

Вонзив крючок.
Всё может быть, абсолютно всё. Вместо веры я довольствуюсь смутным ощущением, что всякое живое существо умирает своей смертью, встречается с собственной, единственной и неповторимой версией бесконечности, которая, разумеется, не может быть ни наградой, ни наказанием – разве только, в том смысле, в каком наградой, или наказанием является зеркало.
Мы прибыли со всего мира. Многие из нас думали, что эта война станет нашим большим приключением, ритуалом взросления. Я скажу так: никакое это не приключение. Вместо них мы нашли страх, а уравнивает его на войне только смерть.
Всё, что нас не убивает, делает калеками.
Это так раздражает. Понимаешь, вот чего я не понимаю, в вас, плохих парнях: вы же знаете, что герой победит, но вы просто не можете сдохнуть по-быстрому.
— Выходи! Всё кончено! Ты, конечно, не думал, что мы успеем тебя поймать, «Эль-Оренс»?

— Вообще-то, я на это и рассчитывал.

— Ха!.. Что ж, умно придумано. Теперь сам охотник стал добычей... Ну, а ты тогда кто? Как ты прекрасна, моя милая...

— «Прекрасна»?! Если бы не такие, как ты, я была бы свободной!

— Свободной, да? Смерть вас освободит. И я рад сообщить, что Империя намерена скоро дать вам такую свободу. Даже сейчас по пустыне рыщет машина разрушения — она уничтожает ваших союзников, ваши семьи, ваши дома. Скоро вам некуда будет бежать, негде прятаться. Скоро всё, что вы знаете и любите, обратится в прах. И все вы будете вольны умереть.
Надежда — худшее, что может быть у человека. Это вредный маленький дьявол: ты одинок, избит, сломан, подыхаешь... но она всё-таки проникает в твой мозг, заставляет тебя держаться. А потом реальность рассеивает надежду, и ты видишь, что большого смысла в ней нет, и она не нужна. Когда человек утрачивает надежду, он чётко видит свою судьбу. Только тогда он может принять смерть как равную себе. Аякс, например, усвоил этот урок. Выражение его глаз, когда он рассказал об этом месте... Хех, я всем им преподам тот же урок.
Этот день замечательный, чтобы умереть.