Цитаты про самопожертвования

Мы делаем все, чтобы понравиться другому человеку. Красим волосы, тренируем тела, приобретаем одежду известнейших брендов. Работаем, чтобы у нас были деньги, которые мы вправе спустить на шлюх. Мы в состоянии хвастать нашими доходами, с целью заполучить самую сексапильную самку мира. Те женщины, которые способны выдавить из нас три заветных слова, во время дикого сношения, становятся нашими женами. Ничего не меняется. Только способы получения желаемого.
Высокие чувства, благородные порывы, бесшабашная смелость, отчаянная жертвенность — это всё прекрасно. Но должна быть причина. Настоящая. Иначе все твои светлые устремления — не больше чем глупость.
Я за тебя умру. Посмотри в глаза мне — я не лгу.
— Ты должна жить. Я пожертвую собой ради тебя.

— Нет! Ты же знаешь, я не дам тебе умереть, Алистер!

— Ты так говоришь, как будто можешь сделать выбор за меня.
Дело ясное: для себя, для комфорта своего, даже для спасения себя от смерти, себя не продаст, а для другого вот и продает! Для милого, для обожаемого человека продаст! Вот в чем вся штука-то и состоит: за брата, за мать продаст! Все продаст! О, тут мы, при случае, и нравственное чувство наше придавим; свободу, спокойствие, даже совесть, все, все на толкучий рынок снесем. Пропадай жизнь! Только бы эти возлюбленные существа наши были счастливы. Мало того, свою собственную казуистику выдумаем, у иезуитов научимся и на время, пожалуй, и себя самих успокоим, убедим себя, что так надо, действительно надо для доброй цели.
— Я могу быть забавным, задумчивым, умным, суеверным, смелым, сплясать могу... всё, что тебе угодно... я буду таким, какого ты захочешь.

— Дурачок...

— Я буду таким.
Удивительные вы существа, люди. Иногда готовы перегрызть друг другу глотку за медяк или другую чушь, а иногда решаете прикрыть собой спины товарищей, понимая, что живым выбраться не удастся.
Ради Родины Шуренберг был готов пойти на все. Ключевыми здесь были слова «пойти» и «на». Слова «лечь» и «под» были исключены из лексикона разведчика.
Ты счастье моё, всё тебе отдам,

Ни с чем останусь сам.

Брошу всё к твоим ногам.
— Если бы этот мир был одной нескончаемой тьмой, а этот костёр – единственным светом

— Что тогда?

— Даже если моё тело сгорит в пламени ада, я бы всё равно без оглядки бросился в огонь, как они. А потом, мои крылья сгорели бы, и я упал бы на землю и валялся бы в грязи. И как бы трудно это ни было, наверное, я бы всё ещё мог добраться до огня.

— Брат…

— Ты для меня, как этот костёр для мотыля, Майа.
— Прежде, чем ты совершишь самую большую ошибку в своей жизни, подумай: стоит ли умирать из-за трупа какой-то проститутки?!

— Стоит. И умирать... И убивать... И даже отправиться в ад!..
Прежде чем один из учеников Будды стал монахом, он встретил прекрасную девушку и просто потерял голову от любви к ней. Будда спросил — «Как сильно ты ее любишь?». А он ответил, что превратился бы в каменный мост, и вытерпел бы пятьсот лет под ветром, пятьсот лет жары, пятьсот лет проливных дождей, и лишь просил, чтобы девушка порой ходила по этому мосту.
Свобода? Зачем свобода? Счастие только в том, чтобы любить и желать, думать ее желаниями, ее мыслями, то есть никакой свободы, — вот это счастье!
— Я бы отдал жизнь...

— Ты не просто отдал свою жизнь, ты отдал свой шанс на нормальную жизнь, на любовь.