Цитаты про похороны

—  Мужчины и женщины, которые не могут расстаться с прошлым, — сказала тетя Эвви. — Вот кто такие призраки. А не они, — махнула она рукой в сторону гроба, что стоял рядом со свежей могилой. — Мертвые мертвы. Мы их хороним, и они остаются в земле.
Между прочим, на похоронах Теоприда, – кстати, где он? – только я догадался принести цветы юбиляру.
— Как думаешь, нас похоронят как героев?

— Вам это важно?

— Не знаю. — Она колебалась. — Может, и важно. — Подумала еще. — Нет, пожалуй, не важно. Просто у меня не было красивой свадьбы, и мне бы хотелось рассчитывать хотя бы на красивые похороны.
Если на похоронах играет музыка, — не думай, что покойник был отчаянный весельчак и умер с удовольствием; ты можешь ошибиться.
Я хочу, чтобы вы сожгли это предательское тело. Не хороните меня. Я и так слишком много лежала.
На каком ещё надгробии? Никаких памятников не будет. Пусть похоронят в лесу, чтоб засыпало листьями.
Я знал правду, и правда состояла в том, что если бы она могла выбирать, то мы бы сейчас направлялись на мои похороны.
— Остаться должен только один!

— Мы на похоронах, а ты цитируешь Горца?

— Да, в нём поумирало куча народа, я решил, что это уместно.
Гарет всегда предпочитал похороны свадьбам. Он говорил, что куда интересней присутствовать на церемонии, ключевой фигурой которой рано или поздно окажешься сам.
Заткните телефон, долой часы

Пускай за кости не грызутся псы

Рояли тише, барабаны об,

Умершем плачьте и несите гроб.

Пусть самолет кружа и голося,

«Он умер» впишет прямо в небеса.

Пусть креп покроет шеи голубей над головой

И чёрные перчатки наденет постовой.

Он был мне север, юг, восток и запад он,

Шесть дней творения и субботний сон,Закат и полдень, полночь и рассвет,Любовь, я думал, будет вечной — яки бред!

Не надо, звёзд не нужно ни черта,

Луну в чехол и солнце на чердак

Допейте океан, сметите лес,

Всё потеряло всякий интерес.
Мы стояли у могилы, зная, что его тело, глаза и волосы еще существуют, правда уже изменившись, но всё-таки еще существуют, и что, несмотря на это, он ушел и не вернется больше. Это было непостижимо. Наша кожа была тепла, мозг работал, сердце гнало кровь по жилам, мы были такие же, как прежде, как вчера, у нас было по две руки, мы не ослепли и не онемели, всё было как всегда… Но мы должны были уйти отсюда, а Готтфрид оставался здесь и никогда уже не мог пойти за нами. Это было непостижимо.
Реклама похоронного бюро: «Если наши клиенты воскреснут, то вновь обратятся к нам!»
— Джефф, ты в кедах?

— Они чёрные.

— Но это кеды!

— Если я сниму кеды, он будет менее мёртвым?
... И отстояв за упокой

в осенний день обыкновенный,

вдруг все поймут, что перемены

не совершилось никакой.

Что неоплатные долги

висят на всех, как и висели, -

все те же боли, те же цели,друзья все те же и враги.
На похоронах всегда несут одну и ту же чушь. Говорят, каким ты был милым, замечательным и полным жизни, и что пришло твое время, и пути Господни неисповедимы. Никогда не скажут ничего плохого. Ты можешь быть хоть гигантским дерьмом в унитазе, и все равно запахнешь розой.
Я и раньше частенько видела похороны из окна. Только мне тогда было всё по барабану. Интересно было только, кто умер и от чего… А ведь у кого-то пропал смысл жизни… у кого-то весь мир рухнул…