Цитаты про платья

Есть несколько очень нехитрых правил эффектного вечернего выхода: во-первых, спина должна быть прямой, во-вторых, грудь должна смотреть вперед, в-третьих, носите вечернее (или коктельное) платье очень непринужденно, так, как будто это повседневная одежда; и успех вам обеспечен.
В молодости боишься говорить о том, что ты не идеальна. Очень хочешь быть идеальной. Стремишься к этому. Достигаешь высот. В сорок понимаешь: единственная высота – внутреннее ощущение счастья, покоя, нужности своим детям. Остальное – суета. Можно быть не идеальной. Можно вообще быть просто собой. Главное, чтобы у твоих детей были счастливые глаза, светлые мечты и здоровые планы. А идеально ли при этом на тебе сидит платье – вообще не важно. Но, забавно, к сорока даже платье вдруг само идеально садится на все твои не идеальные формы.
Когда платье превращает тебя в шедевр — в себе чувствуешь силу, сравнимую с магией. И не просто веришь, но знаешь — возможно все.
— Как будто сердечный приступ. Еще помру на собственном празднике.

— Нет, просто дыши, это приступ паники.

— Еще бы, дизайнерское платье на полу!
Платье для женщины — это часть её самой, и всякий беспорядок в одежде это то же, что телесный изъян, рана или ушиб.
Если бы я не любил еще и архитектуру, то, с риском прослыть чудовищем, вынужден был бы признаться, что вся моя жизнь — платья. Скажу без утайки: все, что я вижу, слышу обретает вид платьев. Платья — это мои мечты, но я приручаю их, и они покидают царство грез, становятся вещами, которые можно надевать и носить. Мода живет своей особой жизнью, по своим законам, которые другим законам неподвластны. Я же просто-напросто знаю, что должны получить мои платья, чтобы родиться. Они должны получить мои заботы, разочарования, восторги. Мои платья — это моя жизнь, какой я живу каждый день: с ее чувствами, всплесками, нежностью и радостью. Могу сказать без утайки, что самые мои страстные увлечения и самые влекущие страсти были связаны с платьями. Я одержим ими. Я их придумываю, продумываю, додумываю и после думаю. Они ведут меня кругами ада и рая, питая и пытая.
Когда вы слышите, что дизайнеры жалуются на проблемы своей профессии, скажите: «Не увлекаетесь, это всего лишь платья».
На мой юбилей Юдашкин захотел мне сшить платье. Я ему сказала: «Уважаемый кутюрье! Времени на примерки у меня нет!» Тогда он принес золотое платье. И я сразу сказала: «На нем все золото моих детей
— А вообще, вы — кудесник!

— Ну, перестаньте...

— Кудесник! После того, как я стал носить ваши костюмы, вы знаете, все женщины — ахают! А мужчины — охают!
Знаменитости тратят десятки тысяч долларов на платье ради одного выхода в свет – это ли не безумство?
Женское платье – это стимул для мужской фантазии. Если, видя вас, мужчина не начал думать, то у вас не то платье, или рядом с вами очень глупый мужчина.
Мои платья – эфемерные предметы архитектуры, предназначенные для того, чтобы прославлять пропорции женского тела.
Если женщина в жизни и встретит

самый развратный ад,

то она будет в новом платье,

а мужчина ей будет не рад.
— Что ты на меня так смотришь, Дориан?
— Пытаюсь себе представить тебя в платье.
— Пытайся-пытайся. Если уж дяде не удалось меня в него обрядить, то тебе и подавно не светит.
Помните «Высокого блондина в черном ботинке»? Платье от Guy Laroche с глубоким вырезом на спине, в котором я появилась в кадре, произвело в Париже фурор, даже скандал — в те времена это посчитали вызовом.