Цитаты про пациентов

И ещё хочу сказать: если случилась ошибка — не признавайтесь пациенту ни за что! Ну, конечно, если пациент уже умер, и вы в этом абсолютно уверены — вот тогда можете признаться ему или ей в чём угодно.
— У моего пациента всё нормально.

— Конечно нормально, ты же к нему даже не заходил сегодня!
Медсестры никогда не рассказывают, что знают. Их берут на работу за пышные волосы и жизнерадостный вид. Они должны выглядеть бодрыми и здоровыми, чтобы пациентам было к чему стремиться.
Черноус, хватит орать! В моём отделении либо я ору, либо пациенты, когда узнают, что вы их лечить будете!
Он мой пациент. Наверное, хороший парень, даже замечательный. Может, гораздо лучше, чем я. Но часть меня хочет, чтоб он умер. Вот только не знаю: это потому что я хочу быть с ней или потому что хочу, чтобы она страдала.
Медицина заставляет нас умирать продолжительнее и мучительнее.
Любой врач вам подтвердит, что иногда пациент держится, чтобы все успели с ним попрощаться...
— Пациент скорее жив, чем мертв.

— Пациент скорее мертв, чем жив.

— Одно из двух: или пациент жив, или он умер.
— Что ты знаешь о Господе Джонсоне?

— Я люблю огонь.

— Ладно, забей.

— Может, я могу помочь? Я видел, как он сотворил чудо.

— Правда?

— В полдник он достал мне еще одно желе. Тсс.
— Итак, вы избраны для спецоперации «Помоги Люциферу сбежать из больницы».

— Сбежать? Но тут дают пудинг!

— Слушай, я знаю, что пудинг это хорошо, но ведь это не все, чего ты хочешь? Давай, Пит, не только же о десертах ты мечтаешь?

<...>

— Хочу кидаться трусами.

— В прачечную. Вперед, народ, не стесняйтесь, давайте! Используйте свои сильные стороны.

— И вот так ты планируешь выбраться? Придав ему храбрости кидаться трусами?

— Нет, это так, смеха ради.
— А как же всё то хорошее, что она сделала? Например, вот: Люцифер Морнингстар.

— Это весьма лестно.

— Худшего пациента не придумаешь. Подлый, эгоистичный, самовлюбленный дьявол. Алчный...

— Вы к чему-то ведете?

— Да, у меня тот же вопрос.

— Я к тому, что несмотря на все это, она, по-своему, помогла ему.
Главное — здоровье. Я активно занялся своим здоровьем, недавно был в одной больнице, там делал операцию по исправлению носовой перегородки и всё прошло отлично! Потому что сейчас, благодаря современным технологиям, ты во время операции не чувствуешь операции. Я помню, когда в 1993 году мне в возрасте семи лет удаляли аденоиды. Клянусь, у меня создалось полное ощущение, что я до этого зашёл в операционную и всем сказал, что их матери грязные шлюхи, добавив «И чего вы мне сделаете?»

Я помню, меня посадили на железное холодное кресло в семь утра, привязали руки, ноги, живот, голову... В девяностых это был общий наркоз. Местный — это когда тебя по голове ещё матушка гладит. И было реально страшно! Сейчас, чтобы ты не боялся, тебе перед операцией дают «Феназепам», после которого ты говоришь: «Давайте все потом сфотографируемся!» А тогда вместо успокоительного тебе просто старшая медсестра говорила: «Громко не кричи! Пупочная грыжа будет».
— Доктор, меня завтра оперировать будут?!

— Конечно будут, вы же сами не справитесь.
Не только сам врач должен делать всё от него зависящее, но он должен уметь направить на пользу больного его самого, его домашних и всё его окружение.
Если больной сохраняет присутствие духа и аппетит — это самый лучший признак возможного выздоровления.
Как бы ни был взволнован больной, какие бы основания не имелись для этого волнения, врач, в первую очередь, должен и своим видом, и словом успокоить больного.
И успех, и неуспех в лечении болезни нужно возлагать как на долю врача, так и на долю пациента.