Цитаты про любовь

Все остальное не имеет значения. Настанет день, когда их любовь возродится.
Если что-то тебя беспокоит — беспокойся. Если причиняет боль — пусть. Раз полюбила — люби. Все нормально, пока ты можешь с кем-нибудь разделить свои переживания.
Ведь, действительно, не знают меня, прошедшие мимо мужчина и женщина. Они прошли мимо меня однажды, и даже не обратили на меня внимание...

Потому что они тогда вообще ни на кого не смотрели... они ни на кого не обращали внимания... потому, что они, так смотрели друг на друга! Что тем самым привлекли моё внимание и я проводил их взглядом.

Я проводил их взглядом и подумал... ну, как эти мужчина и женщина могут так друг на друга смотреть!?

Ведь, они же такие не красивые, оба!

<...> она много времени провела у зеркала, она долго создавала вот этот образ... и в итоге же, осталась довольна.

И, как бы она, наверное, была удивлена и возмущена, если бы ей взять и показать то, как я её увидел... ну, если бы была такая техническая возможность — подсоединить к моей голове проводки, вывести изображение из глаз на экран и показать ей... Она бы удивилась. Потому, что она бы, явно, увидела не тоже самое, что видела когда смотрела на себя в зеркало... И, наверное, как бы она была счастлива, в каком бы она наверное, была бы восторге, если бы ей показать, как её видел тот мужчина... тоже, если бы ему подсоединить проводки и показать ей... в его то глазах было видно, что он видит перед собой, что-то более прекрасное... и даже, более совершенное чем то, что видела женщина смотря на себя в зеркало...
— Просто предложи ей прогуляться, — внушал ему Джон. — Я знаю, ты ей нравишься. Кроме того, что плохого может из этого получиться?

— Она может поднять меня на смех, позвать друзей и поднять меня на смех еще раз, повесить мою фотографию на фонарь, чтобы весь город поднял меня на смех. И наконец, что самое плохое, она может сказать «нет».
Я конечно не Ромео, граждане, но я знаю, что такое любовь. Это когда гладишь и щиплешь друг друга уже на первой встрече анонимных алкоголиков. И будь я на твоём месте, я бы облизал даже самый длинный в мире хрен, лишь бы вернуть её.
Я вот недавно понял про любимые лица такую штуку. Но я ее понял и понял, что зря я ее понял. Хотя эта штука, ну то, что я понял, это так просто, что я даже не понял, как я раньше этого не понимал. Очень просто. Но я это понял и понял, что я себе этим усложнил жизнь. Но я уже этого не забуду, теперь я с этим буду жить и, извините меня, пожалуйста, сейчас вам скажу то, что я понял.

Я понял то, что те, кто меня любят по-настоящему, не что-то выдуманное, а меня, они любят меня не потому, что я хороший, а потому, что они прекрасны. Они любят по каким-то своим причинам. Мне эти причины не понятны. Точно. Они любят меня не потому, что я такой, а потому, что они такие.

Я же иногда такое вытворяю, такое отчебучиваю, и такой потом стыд в зеркало смотреть.. Они сердятся, конечно, они обижаются, не хотят со мной разговаривать, ворчат, ругаются, не отвечают на телефонные звонки.. Но любят. Любят и простят. Потому что причина любви ко мне находится в них, а не во мне.

А те, кто меня не любят, кому я неприятен и уж тем более, кому я отвратителен, вот им уже поводы для нелюбви даю я.

А любят все по своим каким-то причинам. Ведь когда человек кого-то любит, он же этого человека видит так, как никто его больше не видит, и никто влюбленного человека понять так не может.

... вот зачем я такое понял? Ведь стало еще сложнее, потому что любить и без того трудно. Ой.. любить по-настоящему очень трудно. Ой, как трудно..

Зато как легко не любить! Не любить это совсем просто. Самое простое, что может быть: «Не люблю, и все!». И по этой причине мы производим столько нелюбви, производим в таких количествах, потому что не любить — это проще, чем, простите за такое сравнение, чем пописать сходить.
I watched the world float to the dark side of the moon -

After all I knew it had to be something to do with you.

I really don’t mind what happens now and then

As long as you’ll be my friend at the end.

If I go crazy, then will you still call me Superman?

If I'm alive and will you be there holding my hand?

I’ll keep you by my side with my superhuman might — kryptonite

You called me strong, you called me weak,

But still your secrets I will keep.

You took for granted all the times I never let you down.

Я наблюдал, как мир переходит на тёмную сторону луны.

После всего я понял, что это было как-то связано с тобой.

Мне не важно, что будет происходить,

Если в конце концов ты всё равно будешь моей...

Если я сойду с ума, ты будешь называть меня суперменом?

Если я выживу и со мной всё будет хорошо,

Будешь ли ты рядом, держа меня за руку?

Я удержу тебя рядом при помощи моей супер-силы... Криптонита.

Ты называла меня сильным, называла слабым,

Но я всё равно сберегу твои секреты.

Ты принимала как должное все разы, когда я поддерживал тебя.
И вместе с рассветом повседневность, которой мы жили, исчезнет. Поэтому я выжгу все воспоминания своей памяти о нашей жизни... О тебе и о нас... Когда наступит рассвет, я продолжу дышать как раньше, будто ничего не случилось. Я не буду плакать... почему же... у меня текут слезы?
Есть такое чувство, вообще которое хоть и называется одним словом, но это такое чувство. Вот это чувство называется таким словом, которое на родном языке произносить крайне сложно. На чужом, иностранном, сколько угодно безответственно его можно говорить. А скажешь на родном языке, тут же об него споткнёшься и как бы извиняясь откашляешься. И даже если это слово подумать, там у себя в мозгу, подумаешь, и тут же как бы извиняясь споткнёшься об него и откашляешься… Это слово — любовь.

Ну, и когда на тебя падает в очередной раз любовь… Вот это как упала на тебя — бабах! — вот так вот, а причем каждая следующая любовь, она же сильнее, чем предыдущая. Так как, как упала вот так, и ты думаешь: «ну е-мае, ну зачем опять-то, а? Так все было хорошо, рационально, спокойно, удобно.» А тут чувствутся сильно и надолго опять!

А уже никуда не деться, все уже, упала. И ты сам уже знаешь, что все уже. И вот в этом состоянии выходишь куда-нибудь по делам — при чем по делам, которые намечены до любви. Потому что во время любви вообще никаких дел! Ну, то есть собственно выходит по делам твое туловище, исполнять какие-либо социальные функции. А там творится такое, что ты вышел, шел, шел… и пропал, и исчез, и тебя не стало, и как бы тебя нет, и ты даже не можешь вспомнить, как это было там и тогда, когда тебя не было, потому что ты вновь появляешься, и мир начинает проявляться, как изображение на фотобумаге, и ты обнаруживаешь себя сидящим на какой-то грязной скамейке в какой-то непонятной и незнакомой тебе части города, на такой грязной скамейке, на которую бы ты без любви ни за что бы не сел…
Хотите избавиться от страха — впустите в жизнь любовь.
I don't know what I'd do without you

Your words are like a whisper, come through?

As long as you're with me here tonight, I'm good...

Не знаю, что бы я делала без тебя.

Твои слова доходят до меня, словно шёпот.

Пока ты здесь со мной этой ночью, я в порядке...
«Прочь с глаз моих!..» — послушаюсь я сразу,

«Из сердца прочь!..» — и сердце равнодушно,

«Забудь совсем!..» — Нет, этому приказу

Не может наша память быть послушна.
Любовь — это когда мы. Одно сердце, один разум, одна душа — и только тел — два. И все. А по-другому и не бывает. Мы — и весь мир вокруг. Так легко и понятно. Есть мы. Нет ни тебя, ни меня. Только мы.