Цитаты про депрессию

Ни один человек, имеющий все-все, не поймет по-настоящему того, у кого ничего нет; того, у кого нет кому улыбнуться в ответ; того, у кого нет кому сказать «спасибо» за то, что для него разогрели пиццу и приготовили чай; того, у кого нет рядом человека, которого можно укрыть одеялом и чмокнуть в лоб или нос. Ни один человек, имеющий все-все, не поймет, почему некоторые решают прервать обрушившийся поток невезения, провалов и депрессий.
Разучилась петь, и любить любовь, и бежать на речку,

Удивляться, плакать, готовиться к медосмотру,

Танцевать от печки, и снова влезать на печку,

И варить картошку, и гладить кошачью морду.

Разучилась учиться, ходить конём, а не в ногу,

Покупать билеты на поезд «Москва — Полома»,

И сушить грибы, и вскакивать на подмогу,

И читать Катулла всю ночь под раскаты грома.

Я на мир обиделась, я отвернулась к стенке,

Где узор из трещин, как иней, лёг на обоях...
Он искал целых две недели, но ничего приличного не попадалось. Ему было нечем заняться, не с кем поговорить. Он терял время, депрессия нарастала.
За темным окном в истерике бьётся дождь,

А в клетке из рёбер колотится громко сердце.

И ты никому не веришь, уже не ждёшь,

И не на кого положиться и опереться.

Бывает… В душе без света кромешный мрак:

Ни свечки, ни лампочки, ни костерка живого.

И кажется, что всегда теперь будет так:

Ни выхода, ни эмоции, ни покоя.

И всё-таки вдруг собака во сне чихнёт

И так философски взглянет, и мокрым носом

Упрется в щеку и в ухо твоё вздохнёт…

И смысл этой жизни уже не звучит вопросом.
Я был в депрессии, когда пытался быть Волшебником страны Оз вместо потного парня за занавеской… Все ходят и спрашивают: почему я в депрессии? Потому что ты пытаешься строить из себя кого-то перед миром, но как только ты отпускаешь это, начинают происходить хорошие вещи.
В разгар депрессии ты совершенно вялый и тебе неохота даже перерезать себе вены. Ты ходишь или лежишь, будто в схватывающемся бетоне.
Депрессия как раз и отличается тем, что во время нее у нас нет причин для печали, и в то же время мы печальны.
Часто слышу/вижу записи, что людей с плохим настроениемсостоянии депрессии — нужно убивать, чтобы они не портили его другим, но что тогда они будут читать? Кто будет книги им писать? Тогда мы просто все вымрем и всё, конец истории.
Чувство нереальности. Полное отсутствие уверенности в себе и шаткое состояние нервной системы. Собственные глаза предательски высвобождают море из соленых слез, которое стекает по бледным щекам и продолжает свой путь дальше по шее, растворяясь на голубой ткани и расходясь мокрыми пятнами. Страх быть непонятой и потерять уважение окружающих становится фобией всей жизни. Хотя, точнее, расположение одного единственного человека, чье существование до сих пор кажется нереальным сном и исключительно плодом ее больного воображения. Оно ведь способно на это, она точно знала. Но нет, столь невероятная и необычная личность имела место в мире, который направил на нее оружие и не давал свободно вдохнуть. И, пряча мокрое от слез лицо в подушку, она пыталась скрыться от всего мира, но хотела существовать для человека, которому было искренне плевать на то, есть она или нет.
«Он боится», — тотчас и очень отчётливо поняла Хелин, эта ясность была безошибочной, как инстинкт: он панически боится конца, и бежит в депрессию, чтобы не видеть этого страха.
Депрессия — это состояние, когда единственной тонкой нитью, связывающей человека с жизнью, является отсутствие прочной веревки.
Он сознавал, что положение его безнадежно, что он — жертва хронической меланхолии, что будь он постоянно предоставлен себе, он давно бы уже окончательно пристрастился к тем снадобьям, которые и теперь-то подрывали его телесное здоровье.
Всё в этой жизни предельно: боль, которую ты способен вытерпеть; слова, которые ты готов и способен выслушать; жизненные моменты, которые ты ещё хоть как-то, но способен пережить. Но всё это предельно, нет ничего невозможного, но и у этого возможного есть свой предел. И в какой-то момент своей несчастной жизни, ты понимаешь, вот он — этот момент, когда всё стало предельно. Больше невозможно втыкать в себя нож — элементарно кровью истечешь. В какой-то эпизод или период своей жизни ты начинаешь осознавать, что ты разломлен напополам, что ты не можешь склеиться, что маска не лезет обратно к тебе на лицо. Искать причину бесполезно, порой даже кажется, что ты родился с этим разломом в душе. Остается только найти предел. И жить дальше. Увы, мне найти его не удалось. Социум лицемерных козлов сломал меня.
Мне было горько смотреть на этот мир. Я ненавидел все. Мне ничего не нравилось. Я испытывал такую горечь и злость, какие только могут существовать на свете.
Депрессия — это когда легче вручную выгрузить вагон кирпича, чем поднять телефонную трубку.
— Я понимаю Фрейда, я знаком с концепцией терапии. Но в моем мире такие вещи не прокатывают! Могу я быть счастливым? Наверное. Все могут.

— У вас депрессия? Вы чувствуете себя подавленным?

— Ну... с тех пор, как улетели утки... Да.