Цитаты про демократию

— Всё-таки как разболтался народ, — посетовал кениг. — Надо, надо пару-тройку казней провести, а то сначала неповиновение, потом свобода слова, а потом чего?

— Демократия, перестройка и гласность, — хмуро предсказал я.
Буржуазия вынуждена лицемерить и называть «общенародной властью» или демократией вообще, или чистой демократией демократическую республику, на деле представляющую из себя диктатуру буржуазии, диктатуру эксплуататоров над трудящимися массами.
Почему-то многим кажется, что я республиканец, но это не так. На прошлых выборах я вообще не знал, за кого голосовать. Ты смотришь на них, а в голове у тебя что-то вроде: «Ну хорошо, выбор, получается, такой: вы хотите, чтобы вас ударили или чтобы вас пнули».
Демократия не ставит вопросы: «хорошо» или «плохо». Демократия — это, в первую очередь, процедуры и их соблюдение.
Демократия — это не подарок сверху, это не состояние общества, а его ежедневная работа. Что происходит в демократических странах? Люди каждый день работают. Не выходят на улицу плеваться, протестовать, а борются за свои права.
Наша демократия к настоящей демократии имеет такое же отношение, как мужчина к евнуху.
Теперь никому ничего не надо, кроме денег, теперь, блин, демократия: не нравится власть — не выбирай. Она сама себя выберет. На то и урны. Поэтому пресса почти разнадобилась — держат так, для приличия, чтобы на переговорах западные умники не доставали.
При правлении однородного и доктринерского большинства демократия может оказаться не менее тиранической, чем худшая из диктатур.
Вы изнываете по демократии, а дальше своего компота видеть ничего не хотите. И независимые кандидаты, готовые годы положить на служение людям, тоже особо не перетрудились, чтобы донести до этих людей, что те кандидатам не безразличны.
Ты на самом деле сражаешься, или на девяносто девять процентов

Просто сотрясаешь воздух?

И послушай, ты ошибаешься, если

Не видишь, что выпавшая тебе доля значительно лучше, чем у большинства.

И ты можешь стоять здесь, огрызаясь на власти,

Ведь у нас по-прежнему есть демократия, а это значит,

Что ты можешь рассказать о том, что чувствуешь,

И они не смогут посадить тебя под замок.

Так много людей просто исчезло, так много людей живут в страхе.

Но знай, что здесь, парень, твой разумпротивник.

Так много упущенных возможностей в стране изобилия.

Здесь так много брошенных кошек, уставших душ, что становится заманчивым

Пустить всё на самотек, сделать судьбу козлом отпущения.

И присоединиться к тем, кто мог что-то сделать, но не сделал.

You fight for the sake of it, or ninety nine percent

Just trying to make a shake of it

And yo you must be mistaking if you

Can't see your stake in it is greater than the vast majority

And you can stand there growling at authority

Cause we still got a democracy, and what that means

Is you can say what you feel

And they can't put you under lock and key

So many disappeared, so many lived in fear

But you know that here man, your brains the opponent

So many blown opportunities in the land of plenty

So many cats that let there souls run on empty it gets tempting

To let it all slide, make fate the fall guy

And join the could have been's.
Долгое время в мире считалось аксиомой, что США — это демократия и сами США усиленно поддерживали и продолжают поддерживать этот образ. Но сколько образ не поддерживай, если он входит в противоречие с фактами, то верх берут в конечном счёте факты, а не образ. Между тем, то, что происходит в последнее время в США, взрывает установившуюся аксиому и раскрывает глаза на суть американской политической системы. А суть состоит в том, что США — это уже демократия только по форме, а по содержанию — это испытанная и изощрённая либеральная диктатура, а точнее диктатура либералов, которые не терпят никакой серьёзной оппозиции своей идеологии и политической доктрине.
— Я считаю, раз мы образуем государство, мы не можем быть страной, которая остальному миру кажется агрессивной любительницей войн. Однако, мы не можем быть страной, которая всем кажется слабой и беззащитной. Может нам стоит организовать государство, которое кажется и тем, и тем?

— Да! Боже мой, конечно! Мы начнем воевать и одновременно протестовать против войны!

— Если народу нашей страны дозволить делать то, что они хотят, то кто-то поддержит войну, а кто-то будет против.

— А это значит, мы сможем воевать, с кем хотим и параллельно вести себя так, будто мы против. Если мы позволим людям выступать против действий правительства, страну не в чем будет упрекнуть.

— И вишню съесть, и косточкой не подавиться, образно выражаясь.

— Только подумайте! Целая нация делает одно, а говорит другое!

— И мы назовем эту страну Соединенные Штаты Америки!
Грузия сегодня флагман борьбы демократии, и если мы проиграем, то абсолютное зло победит добро, и мы этого не можем допустить. Мы защищаем наше будущее, но мы защищаем добро.