Цитаты про братство

— Какие красотки, да? И халявные энергетики. И до занятий еще целая неделя. Универ — это круто.

— Честно говоря, я ожидал чего-то большего. Первая вечеринка в университете…

— Вроде вечеринок в братстве? Да кто захочет общаться с кучкой алкашей, чья единственная цель в жизни переспать с как можно большим количеством девчонок?

— Ты не справедлив. Они по крайней мере получают удовольствие от жизни. Каждую неделю новая вечеринка, новые люди. Вот чем должен стать университет.

— Янки грешник. Я буду за тебя молиться, Расти.
Хотелось бы мне иметь парабатая. Это как если кто-то становится твоей семьей, но потому что хочет ей быть, а не потому, что обязан.
Однажды кто-нибудь должен напомнить нам, что, хотя между нами существуют политические и идеологические различия, вьетнамцы — наши братья, русские — наши братья, китайцы — наши братья; и однажды все мы сядем вместе за братским столом.

One day somebody should remind us that, even though there may be political and ideological differences between us, the Vietnamese are our brothers, the Russians are our brothers, the Chinese are our brothers; and one day we've got to sit down together at the table of brotherhood.
Так вот он — тот герой, о котором все говорят? «Легенда Братства»... Надеюсь, твоя репутация не из пальца высосана, потому что направляют тебя прямиком в пекло — Космический Центр имени Годдарта в Гринбелте, штат Мэрилэнд. Отвечает за функционирование противоракетной обороны Г. С. Б.. Задача: с небольшим отрядом проникнуть на территорию и уничтожить там всех, затем — отключить систему. Первым делом вырубите связь, чтобы они не смогли вызвать подмогу, а потом.. Не мне тебя учить. Хотел бы я рассказать, чего Кейн хочет этим добиться, но тогда мне придётся тебя убить... Шутка! Если серьёзно, завидую я тебе, брат — грядут перемены, и ты будешь в самом их сердце. Мы вовремя вступили в Братство, но ты зови меня, если что...
Вечно бы на это смотрел... Ладно, ещё нагляжусь. А сейчас пришла пора показать Г. С. Б., на что мы способны. Настало время священной войны. Цели у тебя две — авиабаза Эндрюс и Белый Дом. Чёрт! Да я полжизни бы отдал, чтобы самому в этом поучаствовать! Ладно... Авиабаза — их поддержка с воздуха в этом регионе. Разберёшься с ним — можно не беспокоиться на счёт всякого дерьма с неба. Белый Дом — это ерунда: высшим командованием там никогда и не пахло, но если его взорвать первым, выйдет неплохой отвлекающий манёвр. Проблем быть не должно, выбор за тобой, брат. Покажи им, что такое наше Братство, но предупреждаю — будь осторожен.
Но стукачу, и палачу,

и трусам, и кастратам

не то что даже не хочу -

я не могу быть братом.

Меня к борьбе не надо звать.

Я умер бы за братство,

но братство с кем — желаю знать,

желаю разобраться.
Люди-братья, вы знали о Чингисхане;

И знали об обезьяне — общих предках для нас с вами?

И разделены мы, по сути, лишь длинным списком названий.

Нью-Йорками, Астанами, Пекинами и Москвами.

У дальних родных надо бывать временами.
— Твой брат?

— Э-э-э... Вообще-то он не родной, а... Дело в том, что это сын моей матери. И... у нас один отец...
И если они сплетают твои дела со своими, то братья они тебе.
Со временем, когда я узнал жизнь и народ получше, из трех идеалов сохранился только один, главный: братство. Свободы и равенства не существует. Это городские химеры
Сыны и дочери Хелгана, даю вам клятву: эти дни будут вписаны в историю кровью. Сокрушив вражескую армию и захватив оружие, которое хотели направить против нас, мы спасли свой великий народ. Но если мир будет нарушен, если чужаки вторгнутся на нашу родную планету, наша месть будет так жестока, что живые позавидуют мёртвым!
Тот, кого ты любишь, это отражение. Это брат твой по крови, по духу, это твое собственное лицо сквозь мутную поверхность мира, это высшее родство, родство глаз, рук, душ, сердец. Это мысли, становящиеся продолжением друг друга, это экстаз страсти, отпечаток стона, крика, молчания, звучащих в унисон...
В настоящее время мы мыслим землю не в целом, а разделенною на части света. Только философам и историкам это остается ещё неизвестным.
Те, кто слаб, живут из запоя в запой,

Кричат: «Нам не дали спеть!»,

Кричат: «Попробуй тут спой!»

Но мы идем, мы сильны и бодры...

Замерзшие пальцы ломают спички,

От которых зажгутся костры.

Попробуй спеть вместе со мной,

Вставай рядом со мной!
Россия – единственная страна в Европе, где достаточно идеализма, чтобы воевать из-за чувства. Её народ не уклоняется от жертв за веру и братство. Остерегайтесь довести эти чувства до крайних пределов.
Братство нельзя истребить потому, что оно не организация в обычном смысле. Оно не скреплено ничем, кроме идеи, идея же неистребима.