Цитаты про брак

— Объясните суду — почему 20 лет все было хорошо, и вдруг такая трагедия?

— Извините, господин судья, двадцать лет длилась трагедия и только теперь всё должно быть хорошо!
Я больше тебя не люблю, и это, как ни странно, делает меня идеальной для этого брака, если не считать того, что этот брак мне уже не нужен.
— Это лимонный пирог. Эммочка испекла специально для тебя. С душой, вот... Слушай, а может вас поженить, а?

— Ты что, с крана упал!? У тебя сестре 12 лет!
Брак — это пожизненный контракт. Пока человек не поймёт своих глубинных желаний, он не может пойти на подобный шаг. Я всё ещё познаю саму себя... Я еще многого не знаю, но обязательно узнаю. Вот почему я не хочу быть связанной с чем-то или даже с кем-то.
Дорогая! Вы же были женаты. А близким людям свойственно периодически смешивать друг друга с грязью. Это нормально.
Если учесть, что мы женаты по-расчёту — я просчиталась.
Я долго не мог себе признаться, что женился для окружающих, что женитьба — поступок, который совершают не для себя. Мы женимся, чтобы позлить друзей или порадовать родителей или ради того и другого вместе, а иногда наоборот.
Он хороший человек, он терпит меня. Я ведь ужасная, все время вру ему, изменяю, не хочу детей.... и трачу деньги на всякие глупости — почти идеальная жена. Но он меня очень любит.
Я никогда не хотела развода. Я терпеть не могу это слово. Я вся сжимаюсь, когда его произносят, говоря обо мне. Мой идеал был выйти замуж раз и навсегда.
Брак – это компромисс. Это готовность что-то сделать для другого, даже если тебе неохота.
Счастливый брак — это брак, в котором муж понимает каждое слово, которого не сказала жена.
An archaeologist is the best husband a woman can have. The older she gets the more interested he is in her.

Археолог — лучший муж, который только может быть у женщины. Чем старее она становится, тем больший интерес он к ней проявляет.
Без жены так же нельзя жить, как нельзя обходиться без еды и питья. Рожденные и вскормленные женщинами, мы в значительной степени живем их жизнью и не имеем никакой возможности отрешиться от них.
— Силеста, тебе никогда не хотелось взять и резко изменить свою жизнь, так жить, чтобы каждый день был волнующим приключением, да?

— ДА!

— Значит что-то нужно для этого делать.

— КОНЕЧНО! Выйти замуж.
Сейчас я стал уже немолодой, и выяснилось, что ни Льва Толстого, ни Фолкнера из меня не вышло, хотя все, что я пишу, публикуется. И на передний план выдвинулись какие-то странные вещи: выяснилось, что у меня семья, что брак — это не просто факт, это процесс. Выяснилось, что дети — это не капиталовложение, не объект для твоих сентенций и не приниженные существа, которых ты почему-то должен воспитывать, будучи сам черт знает кем, а что это какие-то божьи создания, от которых ты зависишь, которые тебя критикуют и с которыми ты любой ценой должен сохранить нормальные человеческие отношения. Это оказалось самым важным.