Цитаты и высказывания из сериала Анатомия страсти / Анатомия Грей / Grey's Anatomy

... Этим мы и живём — мы чувствуем, что мы живы лишь задыхаясь от боли.
— <...> Будем молиться, что кто-нибудь смертельно ранен и скорая привезет его сюда, потому что мы ближе, чем Mercy West?

— Ага.

— А с Господом вы это уже утрясли?
Я Бэмби, я Бэмби, Джордж, ясно? Если в этой ситуации есть жалкий мультяшный персонаж, то это я! Я осталась одна в лесу, потерялась, Джордж! Мою мать застрелили охотники, а где ты был? Где ты сейчас?
Мы все одиноки в этом мире, солнышко. Тот, кто говорит обратное — врет. Или пытается вам что-то продать.
— Когда будешь стоять у алтаря, просто говори от сердца.

— Сердце — это орган. Оно качает кровь, иногда забивается. Оно не умеет разговаривать, у него нет маленьких губок.
— Что там c Иззи?

— Она побрила ноги, а ты её даже не поцеловал на прощание!
— Поговорите со мной, мне так одиноко.

— Зачем вы убили трёх человек?

— О, вы хотите начать со светской беседы?
Если ты хочешь, чтобы я тебя уважала, ты должен вначале сделать что-то, достойное уважения.

If you want me to respect you, you have to do something worth respecting.
Думаю, мы не можем жаловаться на судьбу. Она не бесчестна, она не внезапна, она просто... уравнивает шансы.
— Я люблю тебя!

— Не верьте ему. Так они этого добиваются. Говорят «я тебя люблю». Засасывают тебя и валят твою оборону. Но как только тебе что-то действительно понадобится, они тебя продинамят. И ты оказываешься в пролете. Они променяют тебя на операцию или прикроются тобой во время перестрелки.

— Вы... злая.
Мне нравится, когда ты злая и грустная. Теперь ты похожа на нормального человека.
— Да, но у тебя много душевных терзаний.

— Терзаний?

— У твоей мамы болезнь Альцгеймера, с отцом ты не общаешься...

— ... пьешь много текилы и спишь не с теми парнями. А теперь терзания есть и у Иззи.

— И что, я теперь президент сообщества людей с неудавшимися судьбами?
— Думаю, я просто верю в судьбу. Хорошие люди заслуживают счастья.

— И как тебя угораздило заняться медициной?
Хирурги вырастают уродами. Пока другие дети играют на улице, мы сидим в своей берлоге, учим таблицу Менделеева, часами смотрим в детский микроскоп, препарируем свою первую лягушку.

Никто не хочет быть уродом. Многие осознают что стали уродами, когда уже поздно что-то менять. Но не важно каким уродом ты стал, всегда есть шанс что ты кому-то нужен. Если он, конечно, не устал тебя ждать. Потому что в любви даже уроды не могут ждать вечно.
«У меня был ужасный день», — мы повторяем это так часто. Стычка с начальником, расстройство желудка, пробки. Вот что мы описываем как кошмар, хотя на деле никаких ужасов не происходит. Вот мелочи, о которых мы молим — зубная боль, налоговая проверка, кофе, пролитое на одежду. Когда происходит нечто действительно ужасное, мы молим бога, в которого не верим, вернуть нам наши мелкие ужасы и избавить от этого кошмара. Забавно, не правда ли? Потоп на кухне, аллергия, ссора, после которой мы дрожим от ярости... Нам бы полегчало, знай мы, что случится следом? Поняли бы мы тогда, что переживаем лучше моменты нашей жизни?