Цитаты и высказывания из сериала Стрела / Arrow

— Опыт помощи другим – сам по себе награда.

— Но доказательств этому не обнаружено.
Я не могла злиться, потому что она умерла, и не могла горевать, потому что злилась. Вот что бывает, когда твоя сестра умирает, трахаясь с твоим парнем.
— По моим подсчетам, у тебя не было секса 1839 дней. Как твой друг, настоятельно рекомендую Кармен Голдмен.

— Это которая?

— Та, что похожа на телку из «Сумерек».

— А что за «Сумерки»?

— Тебе лучше не знать.
— Все в порядке, я уже бывал в судах.

— Четыре раза вроде: вождение в нетрезвом виде, нападение на папарацци, угон такси — что было круто кстати, — и кто забудет мочеиспускание на копа!

— Хотелось бы, чтобы все забыли.
Ты ведёшь войну, Квин. Но понятия не имеешь, что война делает с тобой, как она соскребает частицы твоей души. И кто-то должен тебе напоминать, что ты — это ты, а не то, чем ты становишься.
Я думаю, всё идёт не совсем по плану — ты не ожидал, что у людей будет столько вопросов, что будут подозревать тебя, ты не думал о том, что происходит, когда лжёшь. Особенно когда лжёшь тем, кого больше всего любишь.
Знаешь, я помню, как иногда по утрам, когда мы с тобой были вместе, ты жарила свои омлеты, а я был на твоей кухне и думал про себя, что это не просто развлечения, это было нечто большее, это другое. У меня ни с кем не было такого чувства, и мне его не хватает.
Я люблю тебя, и мама тоже. Но если ты врешь нам, тебя любить становится все труднее.
Я не говорила, что будет просто, но я здесь, если тебе нужна опора. Когда люди вместе, они друг другу опора.
Я считаю, любовь не в том, чтобы менять или спасать кого-то, а в том, чтобы найти человека, который уже тебе идеально подходит.
У нас есть кое-что общее. Мы оба разгребаем последствия действий моего отца. То, что он сделал, на его совести. То, что делаем мы, — на нашей.
Я клялся соблюдать закон. Ведь он непоколебим, он неизменен. Закон нужно защищать. Но что такое законы, правила, если они не защищают людей?
Вращай бедрами, Диггл! Там зарождается сила. Дело не в руках. Даже если у тебя не мышцы, а шары для боулинга.
— Я бывал близок к смерти на острове чаще, чем могу вспомнить, и я не боялся — мне нечего было терять. Но когда лучник чуть не убил меня, когда я вновь взглянул в лицо смерти, я подумал обо всех, кого впустил в свою жизнь. Родные: Лорел, Томми, — и мне стало страшно. Я представил, что с ними случится, если они меня потеряют снова. Впервые за долгое время мне было что терять.

— Ты все перепутал, Оливер. Ты думаешь, что эти люди ломают твой стержень, но они тебе его дают. Крепче, чем прежде. Смерть опустит взгляд, если тебе есть зачем жить, когда есть зачем. Так лучше.
На том острове я потерял не только пять лет жизни. Я потерял часть себя, которая наслаждалась жизнью.
Мир больше не такой, каким был, он развалился давно, но такое ощущение, что ты один этого не заметил, и это тебя злит, и ты боишься, что эта злость сожжет тебя изнутри, если ты проживешь в таком мире хоть еще одну секунду, зная, что ты мог сделать что-то чтоб исправить ситуацию...
— Почему она? Ну кроме очевидно длинных ног?

— Так получилось. Ничего серьёзного... Из-за моего образа жизни, думаю, мне не стоит быть с тем, о ком бы я действительно заботился.

— А я думаю, ты заслуживаешь лучшего, чем она.