Цитаты и высказывания из фильма История о нас / The Story of Us

Он кусок картона против шторма. Ты заслоняешься им от неизбежного отчаяния.
... И вот я все думаю, интересно, в какой момент брака ложка становится просто ложкой…
Одному из нас самое время сказать: «Это просто смешно, мы любим друг друга, все пары ссорятся, давай начнём заново»...
Я всегда любил счастливые финалы. Для меня самые красивые любовные истории те, где двое встречаются, влюбляются и лет через шестьдесят один умирает, а второй умирает спустя несколько дней, потому что они не живут друг без друга. Не лучший пример для счастливого финала, ведь в итоге имеем два трупа..
У нас под матрасом не горошина, нет, у нас там целый долбаный арбуз.
Некоторые обиды не уходят, не забываются. Ждешь, что они со временем отойдут на второй план, отчасти так и проиcходит. Правда, остается боль, потому что просто больно.
... И вот ссора становится не исключением, а нормой. Неожиданно осознаешь, что ругань — единственный способ общения, а единственная альтернатива — обиженное молчание.
По-моему, самая пронзительная тишина — та, что заполнена сказанным сгоряча, зря произнесенным 300 раз...
Один из двоих рисует мир таким, каким он хочет видеть, а другой таким, что есть на самом деле.
— Утром мой зад показывали по телеку.

— О чём ты говоришь?

— Я говорю, что мой зад показывали по телевизору.

— Всё ясно. Был спецрепортаж.
Я всегда считал, что бы у нас ни происходило, как бы мы друг на друга ни обижались, но едва наши ноги соприкоснутся под одеялом, даже случайно, лишь слегка — это сигнал для нас, что мир уже заключен, что всё у нас будет хорошо, и мы по-прежнему «вместе».
— Так что у тебя с Шарлин?

— Вчера у нас была волшебная ночь.

— И ты по-прежнему утверждаешь, что не изменяешь жене?

— Я уверен в этом, искренне, всей душой. Секс через Интернет не измена.

— То есть, как это? 3 часа ночи, жена и дети спят наверху, а ты внизу трахаешь тёлку в киберпространстве.

— Во-первых, мы не трахаемся. Мы печатаем на клавиатуре. Во-вторых, и тут ты меня обидел... Шарлин не какая-то там тёлка. Она — биржевой брокер Ральф, притворяющийся какой-то там тёлкой по имени Шарлин.
— А поцелуй гораздо интимнее секса...

— Да? А как это?

— Трахнуться означает «Да, да, я люблю тебя, отстань», а поцелуй – «А ты классный!»
— Для счастья в браке надо понять главное противоречие между нами.

— Какое?

— Для него секс — уже примирение. А для неё секс невозможен, если они не помирились.

— Почему так?

— Дело в различии между пенисом и вагиной. Пенис — это поршень, боевой таран, если угодно. Гнев тарану не помеха. Иногда это даже помогает. Этакий «брутальный подход». А вагина... вагина должна расслабиться, чтобы раскрыться и впустить. Нельзя же быть гостеприимной хозяйкой, когда ты в гневе.
Когда люди говорят, что никто не виноват, они думают другое. Они думают, что виноват ты! Ничья вина — это ураганы, землетрясения, торнадо, стихии! Но при распаде брака, кто-то обязательно виноват!