Цитаты и высказывания из фильма Властелин Колец: Две крепости / The Lord Of The Rings: The Two Towers

До сердца холод проберет,

В дали от дома тьма и лед,

Не верь же путник никому,

Когда идешь ты через тьму...

Не виден путь коль скрылся свет,Луна не светит, солнца нет...
— Ты владеешь мечом?

— Женщины нашей страны исстари воины. У кого нет меча — тот погибнет в бою. Я не боюсь ни боли, ни смерти.

— А чего ты боишься?

— Клетки. Сидеть за решеткой, пока привычка и старость не заставят смириться, и остатки доблести не покинут меня безвозвратно.

— Ты дочь королей. Воительница Рохана. Не верю, что тебя ждёт такая судьба.
— …Мы словно в легенде очутились, мистер Фродо, в одной из тех, что берёт за душу. В ней столько страхов и опасностей, порой даже не хочется узнавать конец, потому что не верится, что все кончится хорошо. Как может всё стать по-прежнему, когда все так плохо?! Но в конце всё проходит... Даже самый непроглядный мрак рассеивается! Грядёт новый день! И когда засветит Солнце, оно будет светить ещё ярче! Такие великие легенды врезаются в сердце и запоминаются на всю жизнь, даже если ты слышал их ребенком и не понимаешь, почему они врезались... Но мне кажется, мистер Фродо, я понимаю. Понял теперь... Герои этих историй сто раз могли отступить, но не отступили! Они боролись! Потому что им было, на что опереться…

— На что мы опираемся, Сэм?

— На то, что в мире есть добро, мистер Фродо! И за него стоит бороться.
Где ныне конь боевой,

Где звонкого рога пение?

Отгремели горной грозою,

Отшумели степными ветрами,

Сгинули дни былые,

В закатной тени за холмами.
От меча или от медленной старости Арагорн умрет. И ты не найдешь утешения. Ничто не умалит боль этой утраты. Он встретит смерть, воплощая величие короля людей, увенчанный славой, которая не померкнет до последнего дня существования мира. Но ты, моя дочь, будешь влачить свою долю во мраке и сомнениях, которые накроют тебя неожиданно, как зимние сумерки... Здесь ты будешь жить, обрученная со своим горем, под сенью увядающих деревьев, пока мир не изменится, и твоя бесконечно долгая жизнь не угаснет.
Сегодня мы будем бороться за справедливость. Мы сотрясем землю и раскачаем этот мир.
Огонь Изенграда будет распространяться дальше и дальше. Всё, что было хорошего и зеленого в этом мире, будет уничтожено. Не будет Шира.
Если я оставлю его сейчас, то буду сожалеть об этом вечно.
— Кругом будет смерть. Как может человек противостоять её неистовой ярости?

— Мы отразим её. Мы справимся с ней.

— Смерть во имя славы?

— За Рохан. За твой народ.

— Пусть наше оружие нанесёт глубокие раны. В последний раз. Пусть в этот час мы вместе скрестим мечи в бою.
Ему всё равно придётся испробовать горечь смерти. Или от меча, или подтачиваемый временем, Арагорн умрёт. А для тебя не будет утешения — утешения, которое облегчит его уход. Он умрет, а образ величия короля людей восстанет, не тускнеющий перед концом мира. Но ты, дочь моя, ты будешь продолжать жить во тьме и горечи. Когда будет спускаться ночь, так ты и будешь существовать, связанная своим горем под угасающими деревьями, пока весь мир не изменится и отпущенные тебе годы не будут сожжены дотла...
— Горько, что эти лихие дни выпали на мою долю. Что молодые гибнут, а старики доживают свой век. Что я должен жить и видеть закат своего рода...

— Смерть Теодреда — это не твоя вина.

— Не должны родители хоронить детей.
— Интересно, сложат ли о нас легенду или песню?!

— Что?

— Думаю, скажут ли люди когда-нибудь: «Давайте послушаем про Фродо и Кольцо!» А я крикну: «Да! Это моя любимая история! Фродо был очень храбрым, правда, папа?!» «Да, сынок, Он знаменитейший из хоббитов! Это не баран чихнул!

— Ты забыл одного из главных героев — Сэмуайза Храброго! Я хочу послушать больше про него. Фродо не ушёл бы далеко без Сэма.

— Мистер Фродо, зачем вы шутите? Я говорил серьёзно.

— Я тоже.
Говорящие деревья? О чем деревьям разговаривать? Разве что о том, как белки гадят.
— Оставь меня одну, змеёныш!

— Но ты же и так одна. Кто знает, о чём говоришь ты во тьме горькими бессонными ночами, когда кажется, что вся твоя жизнь съёживается до минуты. Стены комнаты сжимаются, подступают вплотную, а в комоде теснятся неведомые жуткие создания?
Сегодня я поговорю с Изенгардом языком дубины и камня! За мной, друзья! Энты вступают в войну. Возможно, мы обрекаем себя на гибель, и это будет последний поход энтов.
— Мы доверяли тебе всегда, и ты не подводил нас. Прости. Я напрасно отчаялся.

— Здесь нечего прощать, Леголас.
— Многие из этих деревьев были моими друзьями, я знал их ещё семенами и желудями.

— Я сожалею, Древень.

— Все они были живыми. Саруман!.. Кому как не волшебнику знать это?

За такое предательство не сыщется проклятье ни на эльфийском, ни на энтском, ни на людском языке.