500 дней Лета / (500 Days of Summer)

— Забавно, с тобой весело.
— Я знаю.
— Эй, Том, ты только имей в виду, что я не хочу затевать ничего серьезного. Это ничего?
— Да.
— Просто некоторые, услышав это, психуют.
— Но только не я.
— Точно?
— Да... ну... не, серьезно, как пойдет.
— Без напряга.

— Я тебе нравлюсь?
— Да, нравишься, конечно.
— Эээ, как друг?
— Да, как друг.
— Только как друг?
— Да. То есть, я не думал об этом... Да... А что?
— Да ничего, я просто... Ты мне интересен, и я хотела бы просто дружить... Ты не возражаешь?
— Нет... Ты и я... Давай будем дружить.

— Слушай, она просто стерва.
— Да?
— Да, Пател пробовал говорить с ней, а она и слова в ответ не сказала.
— Может, ей было некогда?
— А может, она просто высокомерная суперстервозина?
— Черт!
— Согласен, больно хороша.
— Вот блин, ну почему все хорошенькие девушки думают, что могут вытирать об людей ноги?
— Их этому учит вся история.
— Да пусть ведет себя как хочет, черт с ней, мне наплевать!

Редкое это было явление — эффект Саммер. И тем не менее каждый мужчина сталкивался с ним хотя бы раз в жизни. Тому, что Том Хенсон столкнулся с ним в городе, где находится 400 тысяч офисов и где проживает 3 миллиона 800 тысяч людей, может быть лишь одно объяснение — судьба.

— Ты и раньше уходил от девушек. И девушки от тебя уходили.
— Ну, это другое.
— Почему?
— Потому что это Саммер.
— Ну, ты еще встретишь другую, ты один из самых лучших парней, которых я знаю.
— Знаешь, люди правильно говорят: «На свете таких баб дофига».
— Нет!
— Нет, дофига!
— Нет, это не так! Мне не нужны другие, мне нужна она!