Everlasting Summer / Бесконечное лето

Значит он не помнит, как набросился на нас с куском арматуры. Такое, конечно полезно забыть, но воспоминания — это то, что делает человека человеком. Без воспоминаний нет личности. Несомненно воспоминания о том, как ты бросался на своих друзей с арматурой в руках, это не то, что должно характеризовать твою личность.

Персонаж
Категория

— Что нам делать?
— Ничего. Мы не можем сделать ничего.
— Как же так — ничего?
— Все скоро закончится.
— Жестокие слова.
— Так оно и бывает в жестоком мире. Можно только надеяться, что этот мир — другой.

Персонаж
Категория

Знаешь... Там, в сцене в гробнице... Я просто хотела только изобразить поцелуй, но... Внезапно осознала, что теперь всегда что-то изображаю. Прямо вся жизнь — не жизнь, а подделка какая-то. Но зачем что-то изображать, когда вот оно-настоящее? И это прекрасная вещь. Та самая, ради которой всё...
Я не могу делать что захочу. И вряд ли когда-то смогу в обозримом будущем. Но вот сегодня сделала. Один раз. Бессмыслица, да? Просто маленькая девочка бормочет о своих маленьких глупых проблемах...

Персонаж
Теги

— Да, лежать на траве... В пяти метрах от лежака. Это что-то...
— Глупое?
— Нет, это здорово. Импульсивный порыв, свобода...
— Глупость это и была. Я бы поднялся, но уже перепачкался в траве, так что не важно.

Персонаж

– Какое красивое небо... Не могу поверить в то, что вы добровольно отказались от него...
– А мы и не отказались. Произошло то, что называется прогрессорством – дикарю дали вместо палки автомат Калашникова. Подтянули технологический уровень, но культурный остался на уровне начала XX века.
– Думаешь, человечеству пора повзрослеть?
– Хотя бы немного. Входя во Вселенную, следует вытирать ноги. Иначе могут в шею вытолкать. Мы, человечество, находимся на той подростковой стадии, когда можно как возвеличить себя, так и покалечить. А потому неизбежны перегибы — всё то, что ломает отдельно взятого человека, суть симптомы пубертатного периода человечества в целом. И станет ли человечество, повзрослев, человеком, или превратится в хиккана, быдлоида или эгоистичного циника – зависит от нас самих.
– Хорошо сказано.
– Жаль только, не получается пока. Ни у человечества, ни у меня.

Персонаж

На небе одиноко горела звезда. Сегодня я прочитал в интернете, что одно из самых прекрасных астрономических явлений, по расчётам учёных уже перестало существовать, но увидим мы это только через десятки лет. Может быть, и эта звезда уже взорвалась, и сейчас она лишь красивая картинка на небосводе захолустной планетки на краю уездной галактики? Впрочем, почему существует та или иная вещь? Потому что она просто есть, имеет форму, её можно потрогать? Или потому что мы верим, что она существует? На первый взгляд ответ прост. Но с другой стороны... Даже если этой звезды больше нет, мы до сих пор видим её холодный свет. Возможно, кому-то она помогла выбраться из зимней тайги, кому-то подарила надежду, а кому-то просто чуточку тепла. Могла ли всё это сделать простая астрономическая единица, да еще и взорвавшаяся бог весть когда? Могут ли миллиарды людей верить в то, чего на самом деле нет?.. Однако вера сама по себе еще не материализовала ни один объект. По крайней мере, я об этом не слышал...

Персонаж

Мне всегда казалось, что настоящее одиночество можно ощутить не в раскаленной пустыне, бескрайней степи или на вершине заснеженной горы, а в толпе.
В этом потоке людей, слов, мыслей, стремлений у каждого есть цель, направление.
И только я тихо брел между ними, недостойный внимания остальных.
Может быть, это как разнонаправленные вектора с началом в одной точке – в декартовой системе координат им не суждено встретиться.

Персонаж