Люцифер Морнингстар

— Мы легко позволяем внешним факторам определять нас. Особенно, когда дело касается травм. Но можно и не позволять.
— Каждый может пошутить про жопу...
— Что, прости?
— Это мне одна дама сказала, прежде чем получить по морде. Главное не идея, а исполнение. Я знаю, как использовать крылья.

Теги
Категория

— Он не только всучил мне крылья и отнял лицо, но и лишил меня моей фишки. Он делает одолжение людям, а потом требует оплату. Ничего не напоминает?
— Люцифер, это не ты изобрел принцип одолжений.
— ?!
— Да, я забыла с кем говорю.

Категория

— Ты ангел?!
— Боже! Мои извинения. Обычно от преждевременного разворачивая крыльев я не страдаю. Итак, на чем мы остановились?
— Нет, оставь, обожаю косплей. Могу одеться в дьявола, это будет супер-секси.
— Я не желаю заниматься сексом... с самим собой!

Категория

— Я Люцифер Морнингстар, консультант полиции ЛА. Я перехватил угнанное авто со всем его содержимым. Всегда пожалуйста.
— Руки вверх! На землю!
— Мне бы не хотелось, я только что надел чистое.
— Имя напарника и номер его жетона!
— О, Господи Иисусе! Детектив Декер, боюсь, номер ее жетона я не знаю. Но размер груди у нее 75В, если это поможет. Жарко тут, как в аду. Ну, почти.
— Подтвердилось.
— Ну разумеется. В размере груди я никогда не ошибаюсь.

Категория

— Постой, я тебя где-то видел. Да-да-да, ты тот вор, что оставляет после себя трусишки.
— Ты! Из-за тебя меня посадили в тюрьму!
— Ну, думаю тут вы сами виноваты, сэр, это же не я бегал в лыжной маске и с пистолетом.

Категория

— Все это — моя вина. Зря я вообще тебя во все это впутал.
— Будто я не знала, что имею дело с самой могущественной и самой дефективной семейкой во вселенной. Люцифер, я сама во все это ввязалась, зная на что иду и решила быть тебе другом, принимая последствия.

— Это действительно шаг вперед, мама. Так ты создашь новый мир, собственный, без Отца.
— Но, как же ты, Аменадиль, мои дети?
— Ты знаешь, мама, вернись мы на небеса, началась бы война. А на каждой войне неизбежно будут жертвы.
— Я не хочу, чтобы пострадали мои дети.
— Я знаю, так что, пожалуйста, да будет свет.