Цитаты и высказывания из игры Metal Gear Solid

A strong man doesn't need to read his future. He makes his own.
Cильному человеку не нужно читать его будущее. Он создает его сам.
Только идиот доверит свою жизнь оружию.
Загнанная в угол лиса намного опаснее шакала.
— У меня нет семьи. Был один человек, который сказал, что он мой отец...
— Где же он?
— Погиб... от моей руки. Биг Босс.
— Что? Биг Босс был твоим отцом?
— Так он сказал... Это всё, что я знаю.
— И несмотря на это, ты всё равно убил его?
— Ага. Эта травма всей моей жизни...
Я собираюсь отправить тебе любовное послание, дорогой. Знаешь, что это? Пуля, прямо из ствола моей винтовки, в твое сердце.
С момента появления в этом мире нам предначертано приносить друг другу лишь боль и страдания.
Я наблюдала за глупостью человечества через прицел своей винтовки.
— Моё настоящее имя Дэвид, Отакон.
— Я Хэл, Дэйв.
— О, точно... Хэл и Дэйв? Мне нравится.
[смеются]
— Ну так что, куда ты отравишься, Дэйв?
— Я думаю, что для меня пришло время найти новый путь в жизни. И я найду его... знаю, что найду.
— Я родилась на поле боя. Выросла на поле боя. Стрельба, сирены, крики... Они были моими колыбельными... Преследуемые, словно псы, день ото дня... изгоняемые из наших рваных укрытий... Такой была моя жизнь. Просыпаясь, рядом с собой я видела трупы близких людей. Я смотрела на утреннее солнце, и молилась, чтобы пережить этот день. Правительства были слепы к нашим страданиям. Потом появился он. Мой герой... Саладин... и забрал меня с собой...
— Саладин? В смысле... Биг Босс?!
— Ты что, собрался воевать со всем миром?
— А что в этом плохого? Сражаться против целого мира...
Ты слышишь меня, Солид Снейк? Я знал, что придёт день и мы встретимся. Ты украл то, что принадлежало мне. Я тот человек, у которого ты отнял всё. После тридцати долгих лет мы встретились. Брат света... и брат тьмы. Здесь явно есть сходство. Ты так не думаешь, младший братик? Или лучше называть тебя... Большим братом? Я не уверен. Вообщем, не важно. Ты и я — единственные выжившие сыновья Биг Босса.
Мы потеряли место в мире, который больше не нуждается в нас. В мире, что сейчас отвергает само наше существование. Ты должен это знать, как и я. После того, как я активирую это оружие и получу наш биллион долларов, мы сможем вызвать хаос, и честь вернётся в этот мир, погрязший в терпимости.
— Мы живём лишь для того, чтобы передать свои гены. Мы выбрали этот путь... поэтому погрязли в войне. Но ты... ты другой. Ты один из нас. У нас нет ни прошлого, ни будущего. Мы живём сегодняшним днём. В этом заключается смысл нашей жизни. Люди не предназначены приносить счастье другим. С того момента, как мы попали в этот мир... мы обречены приносить друг-другу лишь боль и страдания. Первый человек, в чей разум я проник, был мой отец... в его сердце я обнаружил лишь отвращение и ненависть. Моя мать скончалась при родах, поэтому он всей душой ненавидел меня за это. Мне казалось, что он собирается меня убить, когда я вернулся, то обнаружил, что моя деревня объята огнём.
— Ты сжег свою деревню и прошлое?
— Я вижу, что ты пережил похожую ситуацию. Этот мир имеет смысл, если есть люди, похожие на тебя. Меня никогда не интересовала революция Ликвида... его мечты о «завоевании мира» не интересуют меня. Всё, чего я хочу — прощения за убийства людей, которые я совершил. Я видел истинное зло. Ты, Снейк... ты такой же, как Босс. Нет... ты хуже! По сравнению с тобой я ещё не плохой человек. Перед смертью я хочу побыть один в моём собственном мире. Я открою для вас дверь, которая приведёт вас в будущее. Странно... впервые я использую свою силу для помощи... Похоже... мне... нравится...
— Снейк, тело мастера Миллера нашли в его доме, он умер около трёх дней назад! Ты разговаривал...
— ... со мной, дорогой братец!
— Ликвид!
— Снейк! Нравятся мои очки? Ты наведёшь оружие против своего брата?
— Почему ты притворился мастером?
— Так я мог легко управлять тобой. Должен сказать, работаешь ты неплохо. Ты четко выполняешь приказы, без лишних вопросов. Ты потерял воинскую честь, Снейк. Ты стал всего лишь инструментом. Остановить запуск ядерной ракеты, спасти заложников, это всё для отвода глаз. Пентагон лишь желает, чтобы ты вошёл с нами в контакт. Это убило президента ArmsTech и Декоя Октопуса. Пентагон мечтает получить Метал Гир невредимым вместе с телами генных солдат. С самого начала Пентагон использовал тебя для распространения FOXDIE. Но Оцелот, ты и я ещё живы, значит мы не заразились.
— Сбой в программе вируса?
— Хм, возможно. В любом случае, если это не убило тебя, значит и мне нечего опасаться, ведь у нас одинаковый генетический код.
— Выходит это правда, что ты и я...
— Близнецы!
— Как и сказал босс... я больше не нужен этому миру... но моё тело не останется в нём. Мои дух и плоть отойдут к предкам, и я вернусь к матери-земли, породившей меня. Снейк!!! Я буду наблюдать за тобой. Понял?! Снейк... возьми эту карточку, она откроет ту дверь.
— Почему ты это делаешь?
— Ты, Снейк, не был создан природой. Ты и босс. Вы из иного мира. Мира, о котором я не желаю знать. Ступай на битву с ним, а я буду смотреть на вас сверху.
— Нас связывают лишь проклятые гены! «Les Enfants Terrible» [Ужасные дети]. Ты в порядке, тебе достались доминантные гены отца, а у меня некорректные, рецессивные. Я был создан лишь для того, чтобы быть твоей тенью. Всё ради тебя.
— Выходит, я лучший?
— Верно. Можешь понять, каково осознавать что ты мусор с того дня, как родился?! Но я лишь прихоть своего отца.
— Вот почему ты одержим Биг Боссом? Извращённая форма любви.
— Любви? Ненависть! Он всегда говорил, что я худший! А теперь пришло моё время! Ты должен понять меня, брат! Ты убил нашего отца своими руками! Ты украл мой единственный шанс отомстить! Я закончу работу начатую отцом. Я превзойду его. Я уничтожу его! Хорошо, что я — не ты. В отличие от тебя, я горжусь тем, что заложено в моих генах.
— Снейк... выглядишь ужасно.
— А ты не стареешь, Фокс. Что тебе нужно от меня?
— Я узник смерти. Ты можешь освободить меня.
— Что с Наоми? Она мечтает отомстить мне. Ты один можешь остановить её.
— Наоми... Нет, я не могу.
— Почему?
— Потому что я убил её родителей. Я был молод, и не смог заставить себя убить её. Я был так разбит, что решил взять её с собой. Я относился к ней как к родной сестре, чтобы смыть вину за содеянное. Она даже называла меня своим братом. Мы выглядели как счастливая семья, но всегда, когда я смотрю на неё, я вижу глаза её родителей. Снейк... скажи ей... скажи ей, что я очень виноват перед ней. Прямо сейчас, на твоих глазах я могу наконец-то умереть. После Занзибара... после нашей битвы...
Снейк, мы не инструменты правительства, или чьи-то ещё! Сражение было единственной вещью, единственной вещью, которую я делал хорошо...
«Но, по крайней мере, я всегда сражался за то, во что верил».
Снейк, прощай!