... утешить вообще никогда никого нельзя. Обрадовать, развеселить, понять — и то невероятно трудно.