Похожие цитаты

Да в любой из прожитых дней я мог бы рассказать тебе куда больше! Черт! А где же я был? Похоже, все готовился... готовился любить.
— Слушай, тот, что с зубами наружу, говорил, что я тебе не родной.

— Да ты что?! Смотри — во, вылитый я! Понял?!

— Ага. Есть хочу!
Когда Алексис только родилась, они дали мне этого маленького, закутанного в пелёнки человечка. И она просто... уставилась на меня. И тогда я посмотрел на нее, это чувство пронзило меня, будто в меня попала молния. Это была любовь. Мгновенная, необъяснимая любовь, которую ты чувствуешь только по отношению к своему ребенку. В тот момент я понял. Я понял, что моя жизнь изменилась навсегда.
Наверное, я плохо излагаю свои мысли, и ты, наверное, изложила бы их лучше, но я знаю одно: нельзя предавать отцов. Нельзя, иначе мы убьем сами себя, своих детей, свое будущее. Мы разорвем мир надвое, мы выроем пропасть между прошлым и настоящим, мы нарушим связь поколений, потому что нет на свете страшнее предательства, чем предательство своего отца.
— Он взял тебя под своё крыло! Обучил всему! Да, иногда он ведёт себя, как козёл, но... Ты бросил его и предпочёл Супермена?

— Я не Дик Грейсон.

— Это Дэмиен Уэйн.

— Уэйн?!

— Его сын. Но Супермен — гораздо лучший отец, чем ты!

— Ты перестал быть моим сыном, когда убил Дика! Он был моим сыном! А ты для меня не существуешь!
— Ты расскажешь папе?

— Я его мама. Я не обязана ему ничего говорить.
Однажды кто-то сказал Саре, что матерями становятся для того, чтобы смягчить чувство одиночества, мучающее каждого человека. Если это на самом деле так, то материнство — её самая главная миссия в жизни — было всего лишь проявлением дружеских отношений. Выходит, думала Сара, ты производишь на свет ребенка, выпускаешь его в хаотичный мир и в следующие десять лет просто идёшь по жизни рядом с ним, наблюдая за тем, как он растёт и взрослеет. По этой теории задача отцов состоит в том, чтобы научить детей преодолевать трудности. Отцы должны говорить им «иди вперед», матери же оберегают от падений и ушибов. Матери — это пряник, а отцы — кнут.
— Они мои дети; я скорее на крышу гулять полезу, чем стану им советовать.

— Как так?

— Последний человек, которого люди слушают, — это мать; или отец, все равно. В каждом поколении повторяется трагедия отцов и детей, и всегда одна и та же: именно то, что проповедуют родители, в один прекрасный день, оказывается, детям осточертело, заодно и родители осточертели. Спасибо, не хочу.