Патриотизм ставит ширму перед нашими глазами, так что мы не видим, что за ней. Мы не просто не можем слышать, что другие народы не похожи на нас — это буквально выводит нас из себя. Если они не поддерживают американские взгляды или наши понятия демократии, вы злитесь на них. И это то, что от вас хотят. От вас хотят преданности тому, чему вас учат.

Похожие цитаты

Вы сколачиваете две деревяшки и целуете их. А что же было с этими деревяшками до того, как вы начали их сколачивать?
Адекватный индиец — это адекватный индиец. Адекватный мексиканец — это адекватный мексиканец. Адекватного человека не существует.
Некоторые говорят: «Я верю в гармонию природы». Большая рыба питается мелкой. Каждый орган Вашего тела непрерывно борется с вторгающимися бактериями. Это вы называете «гармония»? Планеты взрываются, метеориты сталкиваются и взрываются. В чём здесь замысел? В чём замысел наводнений? Утопить людей? Другими словами, если вы хотите найти замысел, вы должны искать везде. Посмотреть на всю картину целиком. Люди проецируют свои собственные взгляды на природу.
Не хватит никаких денег, чтобы снести трущобы и застроить их школами, даже если каждый будет исправно платить налоги. Но если взять все деньги, в которые людям обошлась Вторая мировая война, мы могли бы построить дом для каждого на планете, и навсегда стереть трущобы с лица Земли.
Во времена моей молодости, которая прошла в Нью-Йорке, я отказался произносить клятву верности флагу. Естественно, меня направили в кабинет директора, который спросил: «Почему ты не хочешь принести клятву верности? Ведь все это делают!» Я ответил: «Когда-то все верили, что Земля плоская, но это не значит, что так оно и есть». Я объяснил, что своими достижениями Америка обязана другим культурам и народам, и я бы предпочел принести клятву верности Земле и всем её обитателям. Излишне говорить, что вскоре после этого я бросил школу и оборудовал у себя в комнате лабораторию, где приступил к изучению естествознания и других наук. И тогда я понял, что Вселенная подчиняется законам, и что человек, как и само общество, не являются исключением. Затем, в 1929 году произошел биржевой крах, который стал началом того, что сейчас называют Великой депрессией. Я не мог понять, почему миллионы людей остались без работы, потеряли жильё и были вынуждены голодать, тогда как заводы простаивали, и ресурсы были по-прежнему доступны. Именно тогда я осознал, что правила экономической игры в своей основе ошибочны. Вскоре после этого началась Вторая мировая война, в ходе которой многие страны последовательно уничтожали друг друга. По окончании войны я подсчитал, что все израсходованные на разрушения средства и ресурсы могли бы легко обеспечить всем необходимым каждого человека на планете. С тех пор я наблюдаю, как человечество роет себе могилу. Как постоянно растрачиваются и уничтожаются бесценные исчерпаемые ресурсы во имя прибыли и свободного рынка. Я наблюдаю, как социальные ценности сводятся к искусственному материализму и бездумному потреблению. И как финансовые силы контролируют политическую систему якобы свободного общества. Сейчас мне 94 года. Боюсь, что моё отношение к этому осталось таким же, как и 75 лет назад. Пора прекратить это безумие.
— Жак, как вы относитесь к христианству?

— Это замечательная идея! Когда они собираются воплотить ее в жизнь?
Вас делают похожими, чтобы управлять вами. Когда начинается война, вас превращают в патриотов.
Чтобы понять людей, живущих в других странах, мы должны отбросить наши традиционные ожидания относительно их поведения и не выносить суждений, руководствуясь привычными для нас ценностями.
Демократия — это надувательство. Это слово придумано, чтобы успокоить людей. Заставить их согласиться с существующими институтами общества, которые скандируют: «Мы свободны!!!»

Когда вы слышите свобода и демократия — будьте начеку. Потому как в по-настоящему свободной стране нет необходимости пояснять, что вы свободны.