– Когда-нибудь видели водоворот?

– Видела много. Между островов, в проливах…

– Я имел в виду гигантский. Такой, что крутишься в нём и сам того не замечаешь?

– Такие бывают и на море?

Похожие цитаты

– Ты только не думай, что я пьян, и не перебивай, – прошептал я Хуану.

– Что такое?

– Во вторник, почти в полночь, я возвращался из Колимы в Комалу. Еду по бульвару, по тому тёмному месту, где вечно перегорают лампочки в фонарях, притормаживаю у кочки, осторожно перекатываюсь через неё, вдруг слышу сзади какой-то шорох.

Хуан вытаращил глаза и закрыл рот ладонью.

– Смотрю в зеркало заднего вида…

– Баба сидит! – перебил меня он.

– Откуда ты знаешь?

– Катрина… – только вымолвил Хуан.Взгляд его сделался растерянным. Он закурил сигарету.

– Катрина?

– Вернулась, – он улыбнулся. – Давно её не было. Удивительно, как ты вообще остался жив.
Я удивлённо посмотрела на неё. Тогда даже не догадывалась, что кто-то считает некрасивыми шрамы.
Надо было предупредить её маму, что девочек нужно прятать от ветра. Ветер крадёт их души, а потом они убегают из дома.
– Чему ты хочешь у меня научиться? – спросила старуха в день нашего с ней знакомства.

– Делать ковры, как ваши.

Анаит улыбнулась едко.

– Что-нибудь умеешь делать руками?

– Ничего не умею.

– Потому у тебя и ничего не выходит в жизни.

Я опешила:

– С чего вы решили, что у меня ничего не выходит?

– Иначе бы сидела на одном месте, туда-сюда не болталась.
– Будь осторожнее с ним. Он жадный.

Ситлали, тогда ещё девочка, перебирала бусы и цветные ленты, которые подарил ей мужчина с севера, и смеялась над глупостью мамы:

– Как он может быть жадным, когда потратил столько денег на безделушки?

– Тогда почему ищет себе невесту так далеко от дома? – упрямилась мать.
Ветер швырял украденные предметы на землю и вновь поднимал их в воздух. Так он мстил за то, что люди приручили его: поймали в паруса, заставили крутить пропеллеры электростанций.
Они тоже не спят. Ни днём, ни ночью. Всегда смотрят вперёд, в дождь, в туман, на горизонт; всегда внимательны. Такова участь тех, кто на носу корабля.
Просто уходи под любым предлогом: в магазин за хлебом, на минуту к соседке за солью, в туалет – и не возвращайся. Беги, пей из озера, из которого пьют койоты и другие дикие твари – пусть они научат тебя показывать зубы и не стыдиться удирать, спасать свою шкуру, когда чувствуешь, что противник сильнее.
– Как я найду Ифиджению? – спросил я дядю Адрастуса, который подарил мне свой секрет на совершеннолетие.

– Узнаешь её, едва увидишь, – ответил он с такой улыбкой, словно катал во рту засахаренный абрикос. – Только поезжай непременно в конце октября. В ноябре уже поздно.
Франческа пинала стулья и швыряла о стену тарелки, только когда была одна. Для жениха она отбирала слова, как отбирают фрукты на праздничный стол.