Хотелось вздохнуть тяжело и безнадежно. Когда женщина глупа — это скучно, когда умна — невыносимо. Но когда она еще и притворяется тупой, как пробка, — вообще повеситься хочется.

Похожие цитаты

— Нет, вот скажи по правде, тебе действительно нравится вся эта возня с трупами, а? — в тысячный, наверное, раз со дня знакомства спросил меня Рем.

— Угу, — покладисто согласился я.

— Но это же неэстетично!

— Угу.

— Они воняют!

— Угу.

— И тебе все равно это нравится?

— Еще как! — весьма убедительно соврал я.

— Ты ненормальный! — вынесли вердикт одногруппники.

— Совершенно точно, — легко согласился я.
Песец подкрался незаметно и острыми зубами вцепился точнехонько в зад. Скорее всего, меня сейчас будут бить. Больно.
– Ты стыдишься ее, Артас? – прошипел Кель'тас. – Она важна тебе, лишь если никто не знает про вас?Глаза Артаса сузились.

– Я хотел бы избежать дурных слухов о ней, – спокойно возразил он. – Ты же знаешь, как это обычно бывает, не так ли, Кель? Кто-то говорит одно, потом это шепотом повторяется и всеми воспринимается на веру. Я хочу защитить ее репутацию...

– Защитить? – рявкнул Кель'тас. – Если бы ты заботился о ней, то ухаживал бы за ней открыто, гордо. Так поступил бы любой мужчина, – он посмотрел на Джайну, и его гнев прошел, сменившись мимолетным выражением боли. Которое, впрочем, сразу исчезло. Джайна опустила взгляд. – Я больше не помешаю вашему… свиданию. И не бойтесь, я ничего не скажу.
Правда порой приносит куда больше зла, чем ложь, помните об этом и не делайте глупостей.
Я уже давно усвоил: стоит затеять громкий полноценный скандал, как все сразу забывают, с чего же все началось.
Пока живешь рядом с родителями, всегда болезненно реагируешь на любую попытку опеки, считая это посягательством на твою свободу, но стоит оказаться вдали от этой самой опеки, сразу хочется выть.
— Мы наконец-то закончили! — радостно провозгласил Анджей. — За это надо бы выпить, да нельзя.

— Так поднимем бокалы с компотом. И пусть все, кто гробит свое здоровье алкоголем, поймут свою ущербность! — подхватил Ремуальд.
— Халдрид, я могу его убить? — поинтересовался принц у Карающего, кивнув на Суслика. — Жизнь за жизнь и все такое?

— Это талион. Кровная месть. Я не могу разрешить, — покачал головой северянин. — Тем более что и так ты изначально был мертв. Прости, парень, тебе придется тешить себя тем, что ты едва не довел его до инфаркта.

Эльф вздохнул не без раздражения:

— Между прочим, это было довольно больно. И убийство он все-таки замышлял.

— Нет! — рявкнул Карающий.

Эльдан смиренно кивнул, и тут же переключил внимание на другого.

— А его? — махнул он рукой в сторону ректора.

— Нет! — возмутился уже Муарр.

На лице принца отразилась обида на старших магов. Кажется, он был возмущен.

— Ну хоть понадкусывать?

Присутствующие онемели. Халдрид сумел открыть рот первым:

— А это еще зачем?

— Как приличная нежить я должен если и не сожрать, так точно понадкусывать, — с самой серьезной миной пояснил общественности Эльдан.
Женщина — существо непонятливое и глупое, но зато забавное и милое, она своей бестолковостью приправляет и подслащивает тоскливую важность мужского ума.

В глупости женщины — высшее блаженство мужчины.